bookmate game
ru

Уильям Батлер Йейтс

    oskarfrouдәйексөз қалдырды2 жыл бұрын
    Женская красота — словно белая птица,
    Хрупкая птица морская, которой грустится
    На незнакомой меже среди черных борозд:
    Шторм, бушевавший всю ночь, ее утром занес
    К этой меже, от океана далекой,
    Вот и стоит она там и грустит одиноко
    Меж незасеянных жирных и черных борозд.
    Сколько столетий в работе
    Душа провела,
    В сложном расчете,
    В муках угла и числа,
    Шаря вслепую,
    Роясь подобно кроту, —
    Чтобы такую
    Вывести в свет красоту!
    Странная и бесполезная это вещица —
    Хрупкая раковина, что бледно искрится
    За полосою прибоя, в ложбине сырой;
    Волны разбушевались пред самой зарей,
    На побережье ветер накинулся воя...
    Вот и лежит она — хрупкое чудо морское, —
    Валом внезапным выброшенная перед зарей.
    Кто, терпеливый,
    Душу пытал на излом,
    Судеб извивы
    Смертным свивая узлом,
    Ранясь, рискуя,
    Маясь в крови и в поту, —
    Чтобы такую
    Миру явить красоту
    oskarfrouдәйексөз қалдырды2 жыл бұрын
    Эмер
    Ах, вот что!
    Давно ли сиды стали торгашами?
    Оборотень
    Когда они освобождают пленных,
    Они берут взамен иное что-то,
    И это справедливо. Рыболов,
    Просящий колдуна о возвращенье
    Жены иль дочки, знает, что за них
    Пойдет в уплату лодка, сеть иль даже
    Молочная корова; есть такие,
    Что предлагают жизнь свою взамен.
    А мне ни жизни, ни богатой вещи
    Не надо от тебя. Ты говорила,
    Что, может быть, когда-нибудь опять
    Он сердце обратит к тебе — под старость,
    Когда придут недуги. Откажись
    От всех надежд — и он вернется к жизни.
    Эмер
    Я вижу цель твою: ты сеешь зло
    Средь тех, кого любил он; но со мной,
    Чтоб власть упрочить, ты готов на сделку.
    Оборотень
    Власть тешит всех — и женщин, и мужчин,
    И духов; покорись — и он вернется
    oskarfrouдәйексөз қалдырды2 жыл бұрын
    Лик той, кому я изменил,
    Взор юноши, что мною был
    Убит. Воспоминаний гнет
    oskarfrouдәйексөз қалдырды2 жыл бұрын
    Кто это предо мной стоит
    И свет такой вокруг струит,
    Как будто полная луна,
    Чья красота завершена,
    Бросается из круга прочь —
    В свою пятнадцатую ночь
    oskarfrouдәйексөз қалдырды2 жыл бұрын
    Как умер, так опять она!
    А был живой, тянуло прочь.
    А впрямь, тому любить невмочь
    Обычных женщин, кто рожден
    Не для земных любвей и жен,
    Не для упреков и оков,
    А для того, чтоб со зрачков
    Смыть памяти земную грязь
    И вечное узреть, смеясь
    oskarfrouдәйексөз қалдырды2 жыл бұрын
    Отчего ты так испуган?
    Спрашиваешь — отвечаю.
    Повстречал я в доме друга
    Статую земной печали.
    Статуя жила, дышала,
    Слушала, скользила мимо,
    Только сердце в ней стучало
    Громко так, неудержимо.
    О загадка роковая
    Ликований и утрат! —
    Люди добрые глядят
    И растерянно молчат,
    Ничего не понимая.
    Пусть постель твоя согрета
    И для грусти нет причины,
    Пусть во всех пределах света
    Не отыщется мужчины,
    Чтобы прелестью твоею
    В одночасье не прельститься, —
    Тот, кто был их всех вернее,
    Статуе устал молиться.
    О загадка роковая
    Ликований и утрат! —
    Люди добрые глядят
    И растерянно молчат,
    Ничего не понимая.
    Почему так сердце бьется?
    Кто сейчас с тобою рядом?
    Если круг луны замкнется,
    Все мечты пред этим взглядом
    Умирают, все раздумья;
    И уже пугаться поздно —
    В ярком свете полнолунья
    Гаснут маленькие звезды
    Ekaterina Voronkovaдәйексөз қалдырдыбылтырғы жыл
    И впрямь рехнулся я. Но вот вопрос:
    Все заново опять переживая,
    Испытывает ли она теперь
    С раскаяньем — былое наслажденье?
    А если да, то что сильней —
    Скорбь или сласть?
    Вопрос не из простых.
    Я должен заглянуть в Тертуллиана,
    Быть может, он подскажет мне ответ,
    oskarfrouдәйексөз қалдырды2 жыл бұрын
    «И вещий сон Адамом овладел...»
    Откуда это?.. Впрочем, там, в окне,
    Нет никого — лишь образ, сотворенный
    Воспоминаньем матери. Увы,
    Она и после смерти одинока
    В своем раскаянье
    oskarfrouдәйексөз қалдырды2 жыл бұрын
    Свет в окне гаснет.
    «Баю-бай, усни, малец,
    Храбрый рыцарь — твой отец...»
    Нет, это я прочел в какой-то книге.
    О, если б мог я убаюкать мать! —
    Да где найти слова для колыбельной?
    Сцена темнеет, лишь на заднем плане дерево озарено серебряным светом.
    Как этот вяз прекрасен в лунном свете!
    Он высится, сияя, как душа,
    Очищенная от грехов...
    О матушка, окно опять погасло.
    Но ты уже перенеслась туда,
    Где вечный свет, не правда ли? — ведь я
    Покончил со следами преступленья.
    Юнец мог вырасти и приглянуться
    Какой-то женщине, зачать потомка,
    И скверна бы распространилась дальше.
    А я лишь грязный, немощный старик
    И потому безвреден... В землю нож
    Воткну, чтоб он, как прежде, засверкал,
    Вновь соберу рассыпанные деньги
    И побреду отсюда прочь —
    Шутить по-старому на новом месте.
    (Вытирает нож о траву и подбирает монеты.)
    Опять стучат копыта. Боже мой!
    Все повторяется опять — так скоро!
    Она не в силах усыпить свой сон.
    Два раза я убил, и все впустую.
    Ей нужно вновь играть все ту же сцену —
    За разом раз, за разом раз!
    О Боже!
    Очисти память матери моей!
    Тут человек бессилен. Успокой
    Тоску живых и угрызенья мертвых
    ирадәйексөз қалдырды2 ай бұрын
    Сперва я хотел, чтобы головы были как настоящие, но это лишнее: если танцовщица знает свое дело, никакие подобия не будут выглядеть так убедительно, как простые черные параллелограммы.
fb2epub
Файлдарды осы жерге салыңыз, бір әрекетте 5 кітаптан асыруға болмайды