bookmate game

Анна Козлова

    Alexandra Skitiovaдәйексөз қалдырды2 жыл бұрын
    В книге есть хоть какая-то цельность, смысл даже иногда есть, а в моей жизни есть только костюмчики и цель, к которой, я знаю, я никогда не приду.

    — Это у всех так, — успокоил Рыбенко.
    Екатерина Угрюмовадәйексөз қалдырдыбылтырғы жыл
    Жить лучше молча. Или, в крайнем случае, под легкую, не обременяющую сознание мыслями, музыку. Под песни Юрия Антонова.
    «Вот как бывает, вот как бывает!» — поет Юрий Антонов, явление в нашей жизни вневременное и даже внеисторическое
    Polina Kuzminaдәйексөз қалдырды2 ай бұрын
    Машина мать, увы, не обладала достаточно самостоятельным воображением, чтобы придумать свое собственное увлечение в нише одиночества и увядания, а от любви к живому существу или хотя бы унитазу ее удерживал мазохизм. Вряд ли она сознательно желала зла своей дочери, скорее, недоумевала, почему ей должно быть хорошо, когда ей приходилось херово? Безнадежную эту херовость она в какой-то момент начала принимать за жизненный опыт и даже предназначение человека, и безотчетно желала, чтобы мордобойный скандал с вызовами милиции, ударяющим в морщины кипятком и рваным халатом длился как можно дольше. Всегда.
    Polina Kuzminaдәйексөз қалдырды2 ай бұрын
    В тот день она увидела, как расстаются с прошлым, как его сметают в темноту, чтобы больше не плакать.
    Настя Шмидтдәйексөз қалдырдыбылтырғы жыл
    лексей Степанович Рукав был тихим ироничным вором, боявшимся людей и не понимавшим, как с ними взаимодействовать. Он походил на скрепку-помощника из устаревшего варианта программы Microsoft Word.
    Прощаясь с Рукавом, Валера всегда думал, что тому бы невероятно подошло, как и скрепке, вскакивать на легкий велосипедик и уезжать, мягко шурша шинами.
    Настя Шмидтдәйексөз қалдырдыбылтырғы жыл
    — Чего у тебя там, — снова глянув на часы, спросил Андрей Михайлович, — смета, что ли?
    — Да, — Валера услужливо протянул листок.
    — Без гондонов? — спикер смерил Валеру ироничным, но в то же время веселым взглядом. — Я эти, знаешь, файлы, так называю. Гондонами.
    — Без гондонов, — оскалился Валера.
    Настя Шмидтдәйексөз қалдырдыбылтырғы жыл
    В больнице Даше вырезали один яичник, какую-то трубу, и, кажется (Валера не очень вникал), она лишилась еще каких-то мелких внутренних органов.
    Ей, разумеется, было очень тяжело — ее статус женщины был обоснованно поставлен под сомнение операцией, и хотя раньше Даша, скорее всего, просто не задумывалась о детях, теперь она думала о них постоянно.
    Настя Шмидтдәйексөз қалдырдыбылтырғы жыл
    Валера запомнил вечно кряхтящего, радикулитного дядю Сережу. За ним следовали два дяди Саши, которые так мало друг от друга отличались, что он мысленно называл их Александр I и Александр II.
    Настя Шмидтдәйексөз қалдырдыбылтырғы жыл
    Человек мучительно жил, борясь со стихиями, возводя свои жалкие хижины, оставленный и одинокий. Следующим этапом Бог решил и вовсе уничтожить людей, что опять-таки было крайне нелогично, по-ельцински.
    Настя Шмидтдәйексөз қалдырдыбылтырғы жыл
    сладчайшего вина со странным названием «Полковник» — с чего бы это полковник стал пить такое вино?
fb2epub
Файлдарды осы жерге салыңыз, бір әрекетте 5 кітаптан асыруға болмайды