Владимир Костенко

Владимир Полиевктович Костенко, будущий корабельный инженер, родился в семье земского врача Полиевкта Ивановича Костенко в селе Великие Будища Зеньковского уезда Полтавской губернии. Мать будущего кораблестроителя Мария Иосифовна, дочь небогатого помещика Кузнецова, окончила харьковскую гимназию и до замужества была сельской учительницей. В семье Костенко было пятеро детей - три сына и две дочери. Владимир был старшим. Классическую гимназию окончил с золотой медалью (1892—1900) и сразу же поступил на первый курс кораблестроительного отделения Морского инженерного училища императора Николая I (ныне Военно-морской инженерный институт), располагавшегося в г. Кронштадте, которое в 1904 году закончил также с золотой медалью и занесением его фамилии на мраморную доску почета. 17 мая 1904 получил назначение в Петербургский военный порт помощником строителя броненосца «Орел», поскольку темой его диплома был проект нового облегченного быстроходного броненосного крейсера. 26 августа В.Костенко был назначен корабельным инженером на броненосец «Орел», где в период достройки оборудовал его системой быстрого выравнивания крена и дифферента. 2 октября «Орел» в составе 2-й Тихоокеанской эскадры вышел в поход из Либавы на Дальний Восток для участия в военных действиях против японского флота. На его борту находился корабельный инженер В. П. Костенко. Участие в этом беспримерном морском походе (1904—1905), закончившимся Цусимским сражением, вооружило Владимира в самом начале его технической деятельности практическим опытом в вопросах военного кораблестроения и дало толчок для дальнейших исследовательских работ. Цусимское сражение, как известно, было проиграно, но броненосец «Орел», получив 140 прямых попаданий крупными снарядами, смог удержаться на ровном киле до конца боя. Костенко впервые в мире применив в аварийных условиях таблицы непотопляемости своего учителя морского академика А. Н. Крылова, смог предотвратить опрокидывание «Орла». За это он был награжден орденом Св. Анны III степени с мечами и бантом. Но сначала В. П. Костенко попал в японский плен, в котором пробыл до 6 февраля 1906 года, когда на пароходе «Шаумут» отбыл из Японии на родину через Тихий океан, США. Англию, Францию, Швейцарию и Австро-Венгрию. 3 апреля Владимир Полиевктович прибыл в Белгород к родителям, а 10 апреля 1906 был назначен в Петербургский военный порт помощником строителя линейного корабля «Андрей Первозванный». 1 июля 1907 года он был командирован в Барроу (Англия) членом приемной комиссии, а потом назначен там же помощником наблюдающего за постройкой броненосного крейсера «Рюрик». За наблюдение за постройкой крейсера «Рюрик» В.Костенко был награжден орденом Святого Станислава II степени. Ознакомившись в Англии с океанскими лайнерами «Титаник» и «Олимпик», он заметил просчеты в их системах обеспечения непотопляемости, однако его замечания не были приняты во внимание английскими судостроителями. А жаль… Костенко входил в «Центральное военно-организационное бюро» Партии социалистов-революционеров, ведшее революционную пропаганду в армии и пытавшееся организовать восстания. Согласно рассказу самого Костенко Вере Фигнер, благодаря многолетней пропаганде, ему удалось на «Рюрике» завести обширную организацию среди матросов. Во главе её стоял комитет из 30 человек, а около него группировалось до 200 матросов. В 1908 году Костенко свёл приехавших в Лондон Савинкова, Азефа и Карповича с матросами крейсера Авдеевым, Поваренковым и Котовым для переговоров о покушении на царя при ожидавшемся посещении им крейсера. 1 октября 1908 года Владимир Полиевктович был назначен конструктором технического бюро Морского технического комитета в Петербурге. С этого момента он начал работать под руководством А.Н.Крылова. В июле-октябре 1909 года он находился в Англии в качестве руководителя группы слушателей Морской инженерной академии. 23 марта 1910 года В. Костенко в звании капитана был арестован за революционную деятельность и заключен в Трубецкой бастион Петропавловской крепости, а в июле осужден на шесть лет каторги. 27 июля 1911 года Владимир Полиевктович обвенчался с Софьей Михайловной Волковой в церкви Дома предварительного заключения, а 19 декабря этого же года по ходатайству А.Н. Крылова и морского министра вице-адмирала И.К. Григоровича помилован императором Николаем II со словами: «Нам талантливые люди нужны», освобожден из заключения и уволен с флота. 1 мая 1912 г. Владимир Полиевктович был назначен начальником технической судостроительной конторы Общества Николаевских заводов и верфей «Наваль», затем главным инженером завода «Наваль» (ныне Черноморский судостроительный завод). В этот период он создал первый в мире опытный образец бионического движения с приводом, а также спроектировал военный линейный корабль, имеющий водоизмещение около 45000 тонн и 16-дюймовую артиллерию. 1 сентября 1917 г. он избирается Главой Николаевского городского самоуправления. После 1917 г. Владимир Полиевктович являлся техническим руководителем судостроительных заводов в Николаеве. В период 08.1917 - 01.1918 Костенко Владимир Полиевктович — Председатель городского совета народных комиссаров. 6 декабря 1924 г. он назначен членом правления по технической части ленинградского «Судотреста». С 1 ноября 1928 г. он заместитель управляющего и председатель технического совета ленинградского «Судопроекта», а 27 декабря его арестовывает уже советское правительство по сфабрикованному делу ленинградского «Судотреста», обвиняя во вредительстве, заключавшемся в перерасходе сметной стоимости транспортных судов, и приговаривает ни больше ни меньше – к расстрелу. Обратимся к воспоминаниям дочери Натальи Владимировны: «Впоследствии папа рассказывал: «Обычно приговор приводят в действие на рассвете. На девятый день после объявления приговора в 5 часов утра загремел замок моей одиночной камеры и мне приказали: «Собирайтесь». Вели меня по длинному тюремному коридору. Я знал, что если в конце поведут налево – расстрел, направо – возможны какие-либо изменения судьбы. У несправедливо осужденного теплится надежда на чудо – высшую Божественную помощь». Папу повели направо и зачитали новый приговор: «Ссылка на 10 лет в Соловецкий лагерь особого назначения» (СЛОН)». 9 июня 1929 г. Владимир Полиевктович приговорен к расстрелу с заменой на 10 лет тюремного заключения с отбыванием срока в Соловецком лагере особого назначения. Во время пребывания В.Костенко в заключении произошло событие, которое оказало значительное влияние на всю его дальнейшую судьбу. В мае 1930 г. украинский Гипромаш в Харькове привлек его к обсуждению проекта реконструкции Николаевских судостроительных заводов, в связи с чем его еще 30 ноября 1929 года переводят в Харьков для отбывания срока заключения в особых бюро при ОГПУ (объединенное государственное политическое управление). Весь проект предвосхищал основы организации, примененной в Америке при скоростной постройке судов типа «Либерти». 29 октября 1930 г. он уже в Ленинграде в Доме предварительного заключения для работы в Особом бюро при ОГПУ в Харькове,. Здесь Владимир Полиевктович разработал «План реконструкции Ленинградских судостроительных верфей», в котором намечалась максимально возможная модернизация всех ленинградских верфей, рассматриваемых как единое сложное предприятие. Цель реконструкции, как указывал сам В.П. Костенко, - довести выпуск судов до максимально возможного предела. На работу в «Судопроверфь» его возили под конвоем. В 1931 году постановлением коллегии ОГПУ Костенко освобожден и назначен главным инженером «Проектверфи». Так он возглавил проектирование крупнейших судостроительных заводов в будущем Комсомольске-на-Амуре и Северодвинске. 18 августа 1931 г. по постановлению коллегии ОГПУ его освобождают. Вышедший из заключения В. Костенко оказался настоящей находкой для «Проектверфи». 1 сентября 1931 г. его назначают главным инженером этой организации, которая с 1 мая 1936 г. преобразовывается в ГСПИ-2. Это назначение совпало с обострением международной обстановки на дальневосточных границах СССР. В связи с этим для усиления промышленно-экономической базы Дальневосточного края 10 августа 1931 г. правительство СССР приняло решение построить судостроительный завод универсального профиля на правом берегу Амура у с. Нижне-Воронежское, неподалеку от Хабаровска. Для окончательного принятия решения о месте постройки завода 17 февраля 1932 г. нарком тяжелой промышленности Г. К.Орджоникидзе приказал руководству «Проектверфи» немедленно выехать на Дальний Восток, чтобы ознакомиться с положением дел на месте. В Хабаровск вылетели В. П. Костенко, управляющий «Проектверфью» Н. Г. Оксман и старший инженер А. В. Романов. 30 марта самолет сел на лед против села Пермского. И вот тогда, при разработке предварительного генерального плана, в период выбора площадки Костенко впервые пришла в голову идея отказаться от классических наклонных стапельных устройств и пойти по пути сооружения сухих утепленных доков, находящихся выше горизонта акватории реки, перекрытых эллингами, в которых строить почти полностью готовые суда на горизонтальных стапелях. Это дало бы возможность ограничиться меньшей площадью территории и устранить зависимость от колебаний уровня воды в Амуре. Идея эта была беспрецедентна для всей мировой практики кораблестроения. Было понятно, что спускать суда для достройки непосредственно в русло грозной реки нельзя и необходимо найти закрытые районы или плесы. Личный осмотр левого берега Амура дал ясное представление о свойствах прибрежного участка. 9 апреля 1932 года комиссия во главе с первым заместителем наркома по военным и морским делам СССР Яном Гамарником подписала протокол, согласно которому площадка села Пермского, у Малого и Большого Силинских озер, наиболее точно отвечает назначению – строительству судостроительного завода. Площадку выбрал лично В. П. Костенко, чем окончательно решил вопрос о месте строительства будущего города – Комсомольска-на-Амуре. Одно из Силинских озер он намеревался превратить во внутренний закрытый бассейн. 9 апреля под строительство завода была окончательно утверждена площадка у с. Пермского в районе Силинских озер, выбранная В.Костенко. На «Проектверфь» возлагалась обязанность представить предварительный генеральный план судоверфи к 13 апреля 1932 г. 7 сентября было закончено и утверждено проектное задание. Однако всего через месяц руководители строительства выступили против разработанного Владимиром Полиевктовичем нового типа судостроительного завода. Дело это должно было слушаться 16 октября, на заседании СТО под председательством В.М. Молотова. 16 октября 1932 года в Кремле состоялось заседание Совета труда и обороны, под председательством И.В. Сталина, по вопросу строительства и проектирования завода. Против Костенко были все – секретарь Дальневосточного крайкома ВКП(б) С.А. Бергавинов, начальник строительства И.А. Каттель, Я.Б. Гамарник обвинил Костенко в стремлении сгустить краски и, преувеличивая климатические трудности Дальневосточного края, добиться утверждения своего проекта судостроительного завода нового типа. Необходимо отметить, что заседание происходило всего через год после освобождения Костенко. Ему было нелегко выступать после таких авторитетов, но, кроме него, защищать идею эллингов было некому. И Владимир Полиевктович кратко, обстоятельно, аргументированно доказал техническое превосходство своего проекта. Признавая строительство нелегкой задачей, Костенко, тем не менее, настаивал, что его проект значительно легче для осуществления, чем обычные наклонные стапеля и что такое и только такое решение приемлемо в условиях Амура с его колоссальными паводками и колебаниями уровня реки до 10 метров... После этого Сталин сказал, что в специальных вопросах надо полагаться на специалистов и одобрил проект. К своим пятидесяти годам Владимир Полиевктович имел за плечами опыт работы, которым, наверное, не мог бы похвастаться ни один кораблестроитель в мире, и огромный опыт общения с людьми: он умел находить общий язык с рабочим и адмиралом, с рядовым конструктором и руководителем промышленности. Его проект завода на Амуре определил практику проектирования и строительства судостроительных предприятий Японии, Западной Европы и США на 30 лет вперед. После работы на Дальнем Востоке Костенко приступает к проектированию завода в Северодвинске, под Архангельском. Здесь 25 февраля 1941 года его опять арестовывают, опять обвиняя во вредительстве, заключавшемся на этот раз в преднамеренном выборе площадки для строительства на болотистом месте, что якобы повлекло за собой большие перерасходы при выполнении гидротехнических работ. Но следствию не удалось собрать серьезных компрометирующих Владимира Полиевктовича материалов, и дело его шло к прекращению. К сожалению, помешала война. Посмертно реабилитирован Военной Коллегией Верховного Суда СССР 16 ноября 1964 года. В июле 1941 г. В.Костенко был переведен из Ленинграда в златоустовскую тюрьму, дело было возобновлено и тянулось почти год. 4 апреля 1942 г. скончалась вторая супруга В.П. Костенко. И лишь 10 июня 1942 г. Владимира Полиевктовича перевезли в Челябинск, где объявили, что он освобождается в связи с прекращением его дела, и вручили соответствующую справку. А уже 18 июня он был назначен заместителем начальника ГСПИ-2, эвакуированного в Омск. В 1944 г. Владимир Полиевктович руководит реэвакуацией ГСПИ-2 из Омска в Ленинград. С 1931 года до конца жизни (с перерывом 1941—1942) В. П. Костенко был одним из руководителей судопроектного института «Проектверфь» (с 1936 года — «Государственный союзный проектный институт-2», сокращённо ГСПИ-2). Ныне это Проектная фирма «Союзпроектверфь». С 1948 года В. П. Костенко был также членом Научно-технического совета ЦНИИ им. акад. Крылова. 1 октября 1953 г. в связи с преклонным возрастом Владимир Полиевктович перешел на работу по сокращенному графику на должность главного технолога по судостроению в государственном проектном институте, которую исполнял до последних дней жизни. 14 января 1956 г. В.П.Костенко скончался в Ленинграде и был похоронен на Серафимовском кладбище. Большое внимание Владимир Полиевктович также уделял общественной деятельности: в 1946-1956 гг. он член Центрального научного инженерно-технического общества судостроения, заслуженный член НТО судостроительной промышленности, а с 1955 г. Почетный член НТО судпрома; в 1946 г. его назначают членом научно-технических советов Минсудпрома и Министерства военных и военно-морских предприятий; в марте1948 г. - членом научно-технического совета ЦНИИ имени академика А.Н. Крылова; а в 1950 г. - членом редколлегии журнала «Судостроение». В октябре 2002 г. на имя председателя СПб МС Н.В.Орлова было получено письмо за подписью директора проектной фирмы «Союзпроектверфь» Сергея Петровича Наседкина, в котором он предлагал создать координационный комитет попроведению юбилейных торжеств и разработать план мероприятий, посвященных юбилейной дате. Аналогичные торжества проводились четверть века тому назад в 1981-1982 гг. к 100-летию со дня рождения В.П.Костенко.
fb2epub
Файлдарды осы жерге салыңыз, бір әрекетте 5 кітаптан асыруға болмайды