Дмитрий Окрест

    Антон Гладкихдәйексөз қалдырды2 жыл бұрын
    История повторяется трижды — как трагедия, как фарс и как пост в паблике.
    Jan Noдәйексөз қалдырды2 жыл бұрын
    Вот простейшая формула модернизации — не набор ценностей, а геополитический императив: либо у вас будет сталелитейная и судостроительная индустрия с полагающимися им квалифицированными кадрами, либо к вам приплывут те, у кого это уже есть.
    Karina Bychkovaдәйексөз қалдырды3 ай бұрын
    Я так считаю, что тюрьма — это основа системы, её ядро, то совершенство государства, к которому оно стремится. Государство хочет превратить наши жизни в жизни узников, наше общество — в тюремный дворик, а весь мир — в паноптикон
    Матвей Михайчукдәйексөз қалдырды9 ай бұрын
    большому счету, это и было подвигом Солженицына – не санкционированный на высшем уровне «Иван Денисович», а личная война с Лениным, материальным свидетельством которой (не только ее, конечно) и стало «Красное колесо»
    Матвей Михайчукдәйексөз қалдырды9 ай бұрын
    1989 году организовались сообща шахтеры Донбасса, Воркуты, Кузбасса и Караганды. В то время у всех шахт был один собственник – власть. Она казалось сильной – КГБ, армия, цензура, а на самом деле была очень непрочной. Она не могла терпеть другого мнения, но первая удачная демонстрация несогласия показала слабость системы. Действия бастующих были впечатляющими – по сути они пошатнули систему. Попутно действующий в Воркуте «Независимый профсоюз горняков» заключил союз с Ельциным. В Москве я был на съезде трудовых коллективов, выдвинувших программу, согласно которой именно рабочие должны управлять заводами. В ответ Ельцин заявил, что будет обязательно следовать их рекомендациям
    Dmitry Beglyarovдәйексөз қалдырды2 жыл бұрын
    исторический факт – на самостоятельный отказ от Ленина советская интеллигенция не решилась
    Dmitry Beglyarovдәйексөз қалдырды2 жыл бұрын
    Украина не видится ему национальным государством украинцев, и защита интересов украинского государства связана именно с надеждой на появление «альтернативной России». Павловский пишет о том, что, с его точки зрения, «нет и не может быть единой, централизованной, однородно-национальной Украины – большой соблазн, которым южане заразились от империи, за что и лишились своей первой республики в 1918-19 гг. В отличие от России, Украина достигала единства лишь тогда, когда не пыталась к нему принудить». Как считал Павловский, «бюрократическая принудительная украинизация» разрушит шанс Украины на государственность. И именно в мягкости и либерализме в национальных и культурных вопросах может заключаться ее преимущество в отношениях с Россией. Именно это, с точки зрения Павловского, может минимизировать угрозу переориентации русских регионов Украины на Москву.
    Dmitry Beglyarovдәйексөз қалдырды2 жыл бұрын
    когда в Москве «политическая дискуссия превращается в конкурс на оптимальный вариант авторитаризма, именно существование на юге большого и богатого, не зависящего от Кремля очага людей, нестесняемо говорящих по-украински и по-русски, – великая надежда демократии в постсоветской Европе. Однако эта надежда рухнет, если в Киеве придут к власти безумцы, а другие безумцы возьмут верх в Харькове, Крыму и Донбасе»
    Dmitry Beglyarovдәйексөз қалдырды2 жыл бұрын
    в «До 16 и старше» было немало «джинсы», проплаченных материалов. Например, о том, что дышать клеем «Момент» уже неэффективно – производители убрали вещество, от которого кайфуют.
    Dmitry Beglyarovдәйексөз қалдырды3 ай бұрын
    Шахтеры не боялись потерять свои места, не боялись они и закрытия шахт. Они считали, что иметь нормальные условия труда – это их право, ведь они как будто бы даже правящий класс. Это мощное низовое движение было такими смелым, так как никто попросту не знал, что такое безработица – на протяжении 60 лет абсолютно у всех была работа.
fb2epub
Файлдарды осы жерге салыңыз, бір әрекетте 5 кітаптан асыруға болмайды