ru
Кітаптар
Андрей Платонов

Чевенгур

    Fillip Milshteynдәйексөз қалдырдыкеше
    Чего звезда: горит и горит! Ей-то чего надо? Хоть бы упала, я бы посмотрел. Нет, не упадет, ее там наука вместо бога держит…
    Fillip Milshteynдәйексөз қалдырдыкеше
    Живу я и живу – а чего живу? А наверно, чтоб было мне строго хорошо
    Fillip Milshteynдәйексөз қалдырдыкеше
    В женщине ты уважаешь не товарища, а окружающую стихию…
    Fillip Milshteynдәйексөз қалдырдыалдыңгүні
    это была уездная верная собака, сторож русских зим и ночей, обывательница среднего имущего двора.
    Fillip Milshteynдәйексөз қалдырды3 күн бұрын
    Коренные жители Чевенгура думали, что вот-вот, и все кончится: не может же долго продолжаться то, чего никогда не было.
    Fillip Milshteynдәйексөз қалдырды3 күн бұрын
    Чепурный его предупредил, чтобы он по науке думать не старался, – наука еще не кончена, а только развивается: неспелую рожь не косят.
    Fillip Milshteynдәйексөз қалдырды3 күн бұрын
    Гопнер работает без отказа уже двадцать пять лет, однако это не ведет к личной пользе жизни – продолжается одно и то же, только зря портится время.
    Fillip Milshteynдәйексөз қалдырды3 күн бұрын
    Если же остаться работать навсегда, то этому занятию не будет ни конца, ни улучшения.
    Fillip Milshteynдәйексөз қалдырды3 күн бұрын
    восходящий лишний день,
    Fillip Milshteynдәйексөз қалдырды3 күн бұрын
    изко над деревьями проходят истощенные мятые тучи, похожие на сельских женщин после родов.
    Fillip Milshteynдәйексөз қалдырды3 күн бұрын
    Никто не смотрит на спящих людей, но только у них бывают настоящие любимые лица; наяву же лицо у человека искажается памятью, чувством и нуждой.
    Fillip Milshteynдәйексөз қалдырды3 күн бұрын
    Я про семейство говорю: у моей бабы на пуд живого мяса – пять пудов мелкобуржуазной идеологии. В
    Fillip Milshteynдәйексөз қалдырды4 күн бұрын
    Река течет, ветер дует, рыба плывет, – протяжно и спокойно начал Луй, – а ты сидишь и ржавеешь от горя! Ты двинься куда-нибудь, в тебя ветер надышит думу – и ты узнаешь что-нибудь.
    Fillip Milshteynдәйексөз қалдырды4 күн бұрын
    тронулся на город по боковой мякоти мостовой.
    Fillip Milshteynдәйексөз қалдырды4 күн бұрын
    Когда ему хотелось есть, он заходил в хату и говорил хозяйке: «Баба, ощипай мне куренка, я человек уставший». Если баба скупилась на курицу, то Луй с ней прощался и уходил степью по своему пути, ужиная купырями, которые выросли от солнца, а не от жалкого дворового усердия человека.
    Fillip Milshteynдәйексөз қалдырды4 күн бұрын
    Бедней мертвеца нет пролетария на свете.
    Fillip Milshteynдәйексөз қалдырды4 күн бұрын
    Буржуев в Чевенгуре перебили прочно, честно, и даже загробная жизнь их не могла порадовать, потому что после тела у них была расстреляна душа
    Fillip Milshteynдәйексөз қалдырды4 күн бұрын
    Пашинцева же обидело то, что могила лежала неутрамбованной – надо бы ее затрамбовать и перенести сюда на руках старый сад, тогда бы деревья высосали из земли остатки капитализма и обратили их, по-хозяйски, в зелень социализма;
    Fillip Milshteynдәйексөз қалдырды4 күн бұрын
    солнечный жар и человеческий волнующий запах делали жизнь похожей на сон под ватным одеялом.
    Fillip Milshteynдәйексөз қалдырды4 күн бұрын
    – Уж дюже хорошо у тебя в Чевенгуре, – печально сказал он. – Как бы не пришлось горя организовать: коммунизм должен быть едок, малость отравы – это для вкуса хорошо.
fb2epub
Файлдарды осы жерге салыңыз, бір әрекетте 5 кітаптан асыруға болмайды