ru
Кітаптар
Ларс Соби Кристенсен

Герман

    Taniia Panteleevaдәйексөз қалдырды3 жыл бұрын
    Улицы печальны и все ведут не туда, утро воскресенья — самое одинокое и тоскливое время, это день, когда Бог проспал все на свете и забыл включить земную сутолоку. На улице кроме папы с Германом только какие-то темные медленные тени, они бредут в свои церкви, чтобы завести Богу будильники, тогда он проснется, разгонит облака, зажжет солнце и настроит новых планов, желательно бы лучше прежних.
    Kate Botanogovaдәйексөз қалдырды2 жыл бұрын
    на гарнир к запеканке из остатков обычно подаются сложности.
    Dina Batyдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    На что ты там смотришь, Герман?
    — На твою голову. Почему на ней волосы не растут?
    — Потому что мне помирать пора. Старость как осень. Листья опадают.
    — А потом ты превратишься в зиму?
    — Да. В долгую-долгую зиму.
    Kate Botanogovaдәйексөз қалдырды2 жыл бұрын
    утро воскресенья — самое одинокое и тоскливое время, это день, когда Бог проспал все на свете и забыл включить земную сутолоку.
    Guzel Akhmetzyanovaдәйексөз қалдырды3 жыл бұрын
    Понедельник — день доедок, эту еду Герман не любит. Откуда, интересно, остатки берутся, если ничего похожего ни в субботу, ни в воскресенье на обед не давали? Тут не захочешь, а заподозришь неладное: не папины ли противные угри контрабандой проскальзывают в понедельничные запеканки? Как назло, Герман не очень голоден. И сейчас папа начнет, конечно, подначивать его: не заболел ли он, хочет ли вырасти большим, — в общем, на гарнир к запеканке из остатков обычно подаются сложности.
    Алена Кузнецовадәйексөз қалдырды3 жыл бұрын
    Дедушка всегда дедушка, хоть он и умер. — Он задумался над своими словами. — Герман всегда Герман и никто другой. Это я вам обещаю!
    Он снял парик и стал рассматривать свою голову со всех сторон. Она была большая и гладкая, даже немного блестящая. Потрогал — на ощупь приятная, ни шишек, ни струпьев.
    — Герман всегда Герман, — повторил он, — обещаю.
    Дарья Расковадәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    Она мне не мать. Меня прибило к берегу Осло-фьорда на круге, а она меня подобрала.
    Julia Pisarenkoдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    Герман молчал, потому что идти вровень с папой — непростая работа. На один папин шаг ему приходится делать четыре. Улицы печальны и все ведут не туда, утро воскресенья — самое одинокое и тоскливое время, это день, когда Бог проспал все на свете и забыл включить земную сутолоку. На улице кроме папы с Германом только какие-то темные медленные тени, они бредут в свои церкви, чтобы завести Богу будильники, тогда он проснется, разгонит облака, зажжет солнце и настроит новых планов, желательно бы лучше прежних.
    Anastasiya Luninaдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    в психушке есть дыра в заборе, теперь гуляем мы на воле!
    Dina Batyдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    Он сидел под серыми голыми ветками и был похож на ничейный подарок, который никто не удосужился упаковать и перевязать ленточкой.
    Dina Batyдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    Постепенно до него стало доходить, в чем тут дело. Им меня жалко, понял Герман. Это вообще конец.
    Динадәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    Улицы печальны и все ведут не туда, утро воскресенья — самое одинокое и тоскливое время, это день, когда Бог проспал все на свете и забыл включить земную сутолоку. На улице кроме папы с Германом только какие-то темные медленные тени, они бредут в свои церкви, чтобы завести Богу будильники, тогда он проснется, разгонит облака, зажжет солнце и настроит новых планов, желательно бы лучше прежних.
    Катя Шебедядәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    Герман укрылся в своей комнате. Спать лег со светом. В темноте роится слишком много мыслей; даже когда горит лампа и светится глобус, мысли все равно лезут в голову, прокладывают свои муравьиные тропы через уши и ноздри и сооружают из вопросов целые муравейники.
    Михаил Баландиндәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    дождь остался, строчит с неба строго перпендикулярно земле. Бог, дол­жно быть, отлично плавает, подумал Герман, уж не говоря об Иисусе — тот в молодые годы вообще по воде ходил.
    Samal Kamzinaдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    Ты помнишь бабушку, Герман?
    — Она умерла до моего рождения.
    — Жалко. Потому что она вообще-то была очень хорошая. Но по части пива строгая. Знаешь, что она мне говорила? Я не хочу стать женой евнуха! — дедушка рассмеялся и снова откинулся на подушку.
    Анна Анисимовадәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    На кухне уже допивала кофе мама. Глаза у нее были жуть какие усталые, на ниточках висели.
    oprykhoдәйексөз қалдырды20 күн бұрын
    Здоров как лосось, поскриплю еще авось.
    oprykhoдәйексөз қалдырды20 күн бұрын
    В темноте роится слишком много мыслей; даже когда горит лампа и светится глобус, мысли все равно лезут в голову, прокладывают свои муравьиные тропы через уши и ноздри и сооружают из вопросов целые муравейники. Как может время лечить все? Разве у него есть медсестра и белый халат? Почему тогда оно не вырвет себе зуб? Какого роста самый высокий карлик? Почему живот наедается быстрее глаз? Время идет внутри или снаружи? Или все-таки проходит мимо?
    Vadym Tkachukдәйексөз қалдырды3 ай бұрын
    Когда мама смеется, поезда западной линии сдувает с рельс
    b6993068425дәйексөз қалдырды5 ай бұрын
    Единственное приятное в этой комнате – зеленое растение на подоконнике – свисало во все стороны из своего горшка, как раскидистая пальма без ствола. Но воняло оно исключительно мерзко. Наверняка это из-за него кашляла медсестра и сморкался доктор. Теперь он навис над Германом, который целиком отражался в его выдающейся носопырке
fb2epub
Файлдарды осы жерге салыңыз, бір әрекетте 5 кітаптан асыруға болмайды