Алексей Николаевич Толстой

Хождение по мукам. Книга 1. Сестры

    Лидия Конкинадәйексөз қалдырды5 жыл бұрын
    Я хочу пожирать жизнь, а вы меня потчуете сахарной водицей для страдающих половым бессилием…
    b4672012072дәйексөз қалдырды3 жыл бұрын
    – Я видел, – мы живем дурно, эти непрерывные удовольствия кончатся когда-нибудь взрывом отчаяния. Но что я мог поделать, если занятия моей жизни, и Катиной, и всех, кто нас окружал, – веселиться. Иногда, здесь, гляжу на море и думаю: существует какая-то Россия, пашет землю, пасет скот,
    Nirvana Nirvanaдәйексөз қалдырды5 жыл бұрын
    — Какая-то с тобой перемена, — проговорил Николай Иванович, прищурясь, — не то ты еще похорошела, не то похудела, не то замуж тебе пора.
    Nirvana Nirvanaдәйексөз қалдырды5 жыл бұрын
    Загляните в глубь себя, и вы увидите, что среди предрассудков и лжи в вас горит естественное желание здоровой чувственности.
    Анастасия Богдановскаядәйексөз қалдырды6 жыл бұрын
    Читать, но что? И охоты нет. Просто сидеть, думать — себе дороже станет. Вот, в самом деле, как жить иногда неуютно.
    Mamilov Ibrahimдәйексөз қалдырды3 жыл бұрын
    «Я люблю, — вот это истинно, — подумал он, — как бы я ни поступал, если это от любви — это хорошо».
    Ekaterina Kulakovaдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    в желании нравиться она была смешна, неряшлива и неумела.
    Лора Сусловадәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    Сейчас — одиннадцать, и часов до трех, покуда не заснешь, делать нечего. Читать, но что? И охоты нет. Просто сидеть, думать — себе дороже станет. Вот, в самом деле, как жить иногда неуютно.
    Кая Фэйтдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    Разрушение считалось хорошим вкусом, неврастения – признаком утонченности. Этому учили модные писатели, возникавшие в один сезон из небытия. Люди выдумывали себе пороки и извращения, лишь бы не прослыть пресными.
    Венерадәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    уж, кажется, выдумали книгопечатание и электричество, и даже радий, а настал час, — и под накрахмаленной рубашкой объявился все тот же звероподобный, волосатый человечище с дубиной),
    Катерина Баландәйексөз қалдырды5 жыл бұрын
    Я живу, люблю. Радость, жизнь, весь свет — мои, мои, мои!
    оксана столбинскаядәйексөз қалдырды5 жыл бұрын
    Звуки, как ледяные шарики, медленно падают в грудь, в глубь темного озера без дна. Упав, колышут влагу и тонут, а влага приливает и отходит, и там, в горячей темноте, гулко, тревожно ударяет сердце, точно скоро, скоро, сейчас, в это мгновение, должно произойти что-то невозможное.
    Алина Амировадәйексөз қалдырды6 жыл бұрын
    Она взглянула: самый красивый на свете, мой собственный человек
    Еленадәйексөз қалдырды6 жыл бұрын
    Русский народ — не умозрительная какая-нибудь штуковина. Русский народ — страстный, талантливый, сильный народ.
    Еленадәйексөз қалдырды6 жыл бұрын
    Она взглянула: самый красивый на свете, мой собственный человек.
    Ирина Кварталовадәйексөз қалдырды7 сағат бұрын
    На четвертую ночь он поехал на завод. На черном от угольной грязи дворе горели на высоких столбах фонари. Дым из труб сыростью и ветром сбивало к земле, желтоватой и душной гарью был насыщен воздух. Сквозь полукруглые, огромные и пыльные окна заводских корпусов было видно, как крутились бесчисленные шкивы и ремни трансмиссий, двигались чугунные станины станков, сверля, стругая, обтачивая сталь и бронзу. Вертелись вертикальные диски штамповальных машин. В вышине бегали, улетали в темноту каретки подъемных кранов. Розовым и белым светом пылали горны. Потрясая
    Ирина Кварталовадәйексөз қалдырды3 күн бұрын
    Вы — социализм, а мы — закон джунглей, а мы — организованную железной дисциплиной, священную анархию
    Ирина Кварталовадәйексөз қалдырды3 күн бұрын
    Мы хотим, а если прямо и не хотим, то ничего не имеем против убийства и грабежа. Убийство и грабеж организованы государством. Дурачки, соплячки продолжают называть убийство и грабеж убийством и грабежом. Я же отныне называю это полным осуществлением права личности. Тигр берет то, что хочет. Я выше тигра. Кто смеет ограничить мои права? Свод законов? Его съели черви
    Ирина Кварталовадәйексөз қалдырды9 күн бұрын
    Даша почувствовала, как эти мелкие буквы, сухие строчечки, столбцы, заголовки наливаются кровью. Это была минута неописуемого ужаса, — газетный лист превращался в то, о чем там было написано, — в зловонное и кровавое месиво. Оттуда дышало смрадом, ревело беззвучными голосами
    Ирина Кварталовадәйексөз қалдырды14 күн бұрын
    городов. Кончилось старое житье, — Россию, как большой ложкой, начало мешать и мутить, все тронулось, сдвинулось и опьянело хмелем войны
fb2epub
Файлдарды осы жерге салыңыз, бір әрекетте 5 кітаптан асыруға болмайды