ru
Аркадий Стругацкий,Борис Стругацкий

Полдень, XXII век

Шыққан кезде хабарлау
Бұл кітапты оқу үшін EPUB не FB2 файлын Букмейтке жүктеңіз. Кітапты қалай жүктеп алуға болады?
    Alexander Amzinдәйексөз қалдырды7 жыл бұрын
    – Валяться нужно, – с глубокой убежденностью отвечал Горбовский. – Это философски необходимо. Бессмысленные движения руками и ногами неуклонно увеличивают энтропию Вселенной. Я хотел бы сказать миру: «Люди! Больше лежите! Бойтесь тепловой смерти!»
    Anna Litvinaдәйексөз қалдырды3 жыл бұрын
    Ты помнишь, что самое дрянное на свете? Я напомню тебе: трусить, врать и нападать
    Camradeдәйексөз қалдырды7 жыл бұрын
    По-видимому, законы природы таковы, что человек в конечном счете стремится не столько к самим восприятиям, сколько к переработке этих восприятий, стремится услаждать не столько элементарные органы чувств, сколько свой главный воспринимающий орган – мозг.
    Camradeдәйексөз қалдырды7 жыл бұрын
    Бешеных молний крутой зигзаг,
    Черного вихря взлет,
    Злое пламя слепит глаза,
    Но если бы ты повернул назад,
    Кто бы пошел вперед?
    Tinaдәйексөз қалдырды2 жыл бұрын
    Есть закон: стремление познавать, чтобы жить, неминуемо превращается в стремление жить, чтобы познавать.
    Сэр Пухдәйексөз қалдырды3 жыл бұрын
    Горбовский сходил за лавровым листом, а затем сходил за перцем и кореньями, а потом – отдельно – за хлебом. Вместе с хлебом он в знак протеста приволок тяжеленный баллон с кислородом и язвительно сказал:

    – Вот я принес заодно. На всякий случай, если надо…

    – Не надо, – сказал Кондратьев. – Большое спасибо. Отнесите назад.
    Юлиядәйексөз қалдырды6 жыл бұрын
    Ладно, — сказал Лин с удовольствием. — Но он туповат, учитель.
    Поль ответил немедленно:
    — Лучше быть туповатым в колене, чем тупым, как полено!..
    — Три с плюсом. — Учитель покачал головой. — Не слишком грамотно, но идея ясна. Годам к тридцати ты, может быть, и научишься острить, Поль, но и тогда не злоупотребляй этим.
    — Постараюсь, — скромно сказал Поль.
    Павел Давыдовдәйексөз қалдырды7 жыл бұрын
    Вы… вот что, Сергей Иванович, – сказал вдруг Горбовский. – Можно, я лягу?
    Кондратьев поперхнулся.
    – П…пожалуйста, – пробормотал он. – Вам нехорошо?
    Горбовский уже лежал на кушетке.
    – Ах, Сергей Иванович! – сказал он. – И вы такой же, как все. Ну почему же обязательно нехорошо, если человеку просто хочется полежать?
    Olga Olefirenkoдәйексөз қалдырды7 ай бұрын
    Сначала он говорит: «Хочу есть». Тогда он еще не человек. А потом он говорит: «Хочу знать». Вот тогда он уже Человек.
    fulyasiusдәйексөз қалдырдыбылтырғы жыл
    Массовые зрелища и массовые осязалища. И массовые обонялища
fb2epub
Файлдарды осы жерге салыңыз, бір әрекетте 5 кітаптан асыруға болмайды