Алексей Поляринов

Ночная смена

    Букеанариумдәйексөз қалдырды7 ай бұрын
    Иногда, чтобы вышел шедевр, писателю нужно просто хорошенько разозлиться. Как верно и обратное — излишняя осторожность автора может потопить даже самую смелую идею. Потому что есть вещи, о которых нельзя говорить, — о них нужно орать.
    forestssingeternallyдәйексөз қалдырды5 ай бұрын
    У каждого писателя в уме есть особое место, где он хранит идеи для романов. Среди них есть такие, о которых он точно знает только одно: он никогда их не напишет. И дело тут вовсе не в том, что роман требует времени, — хотя и в этом тоже. Страх испортить хорошую идею — самый сильный из всех писательских страхов. Знаете, так бывает, читаешь книгу и думаешь: «Такая идея, а дураку досталась». Особенно обидно, когда эта мысль возникает при чтении книги, на обложке которой твое имя.
    Lenochkaдәйексөз қалдырды6 ай бұрын
    Мануэль Дюран называет Сервантеса одним из первых профессиональных писателей в истории. До него написанием книг занимались в основном аристократы и служители церкви. Потому что у них была такая роскошь — много свободного времени. Для них написание книг было способом как-то занять свой ум. Сервантес же не был ни аристократом, ни служителем церкви, он всю жизнь вынужден был работать.
    Любовь Шакировадәйексөз қалдырды7 ай бұрын
    И тут вы можете спросить: но, Алексей, как ты собираешься закончить этот странный рассказ? А я отвечу: друзья, вы плохо знаете матчасть. Это ведь сиквел Кафки, я все продумал: я планирую умереть прежде, чем закончу.
    forestssingeternallyдәйексөз қалдырды6 күн бұрын
    родители передают по наследству детям не только черты лица, болезни и долги, но и прошлое. Сын мигрантов/беженцев проживает как бы две жизни одновременно: свою собственную и вместе с ней — жизни своих покалеченных войной родителей.
    Довран Одаевдәйексөз қалдырды4 ай бұрын
    Страх испортить хорошую идею – самый сильный из всех писательских страхов. Знаете, так бывает, читаешь книгу и думаешь: «Такая идея, а дураку досталась». Особенно обидно, когда эта мысль возникает при чтении книги, на обложке которой твое имя.
    brownieдәйексөз қалдырды5 ай бұрын
    «Дон Кихот» — это роман, написанный уже постаревшим человеком, пережившим то, что мало кому доводилось пережить, испытавшим огромное количество разочарований. Хорошая, большая литература, к сожалению, рождается из разочарований.
    forestssingeternallyдәйексөз қалдырды5 ай бұрын
    Волков был в бешенстве — оказывается, кто-то может взять и вот так беспардонно использовать твоих героев, без спросу, без разрешения! После войны он нашел в себе силы пожаловаться Маршаку, но тот лишь пожал плечами — критиковать Радловского все равно что критиковать Победу — сам знаешь, время такое: слова очень дороги, могут стоить карьеры, а то и жизни.
    Oleg Egorovдәйексөз қалдырды11 сағат бұрын
    донкихотами были все авторы Советского Проекта — мечты о Новом Мире, которая закончилась ГУЛАГом.
    katekesilmanдәйексөз қалдырдыкеше
    Поэтому особенно интересно изучать американскую культуру отсюда, из России. Мы — другие, наша культура построена на навязанном стыде и замалчивании, у нас невозможно представить себе сериал вроде недавнего «Чернобыля» от HBO, сор из избы у нас не выносят, в то время как в Америке «вынос сора» — это почти национальный вид спорта. И это одна из причин, почему Мэнсон сегодня, спустя 50 лет, до сих пор у всех на слуху
fb2epub
Файлдарды осы жерге салыңыз, бір әрекетте 5 кітаптан асыруға болмайды