Константин Симонов

Солдатами не рождаются

События второй книги трилогии К. Симонова «Живые и мертвые» разворачиваются зимой 1943 года — в период подготовки и проведения Сталинградской битвы, ставшей переломным моментом в истории не только Великой Отечественной, но и всей второй мировой войны.
868 қағаз парақ
Оқып қойдыңыз ба? Не айтасыз?
👍👎

Пікірлер

    Сергей Дюльдинпікірмен бөлісті6 жыл бұрын
    👍Кеңес беремін
    💀Жаман
    🔮Мәнді
    🚀Бас көтеру қиын
    💧Көзден жас ағарлық

    Прочитал второй раз. "Война и мир" Великой Отечественной!

    Николай Каторжновпікірмен бөлісті7 жыл бұрын
    👍Кеңес беремін
    💀Жаман
    🔮Мәнді
    🎯Пайдалы
    🚀Бас көтеру қиын

    Глубокая книга, описывающая войну глазами офицеров больших и маленьких, женщин военных и гражданских профессий. Боль, физическая и душевная, пропитала эту книгу. Страшно воевать и умирать, но на войне иначе нельзя.

    Elena Gromovaпікірмен бөлісті6 жыл бұрын
    🚀Бас көтеру қиын

    Очень хорошая книга!!

Дәйексөз

    Timur Akhmetovдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    В первый день, когда мы занимали свои позиции в Сталинграде, от моих окопов до берега было тысяча сто метров, а когда меня ранило, по прямой оставалось четыреста. Значит, за восемьдесят два дня, что я там был, немцы прошли всего семьсот метров. Даже по десяти метров в день не проходили. Наверное, дождевой червяк, если будет ползти все время, с утра до вечера, может проползти за день десять метров.
    b7597472724дәйексөз қалдырды2 ай бұрын
    Война есть ускоренная жизнь, и больше ничего.
    Taya Gorevaдәйексөз қалдырды4 ай бұрын
    – Да, наковыряли много, – согласился Серпилин.
    – Не уверен, все ли представляешь себе до конца, когда говоришь «наковыряли». Чаще всего мыслим именами: того нет, этот бы пригодился! Чтоб недалеко ходить – Гринько. Мог бы армией командовать, а начали без него. Это, конечно, так! Но дело глубже. Осенью сорокового, уже после финской, генерал-инспектор пехоты проводил проверку командиров полков, а я по долгу службы знакомился с проектом его доклада. Было на сборе двести двадцать пять командиров стрелковых полков. Как думаешь, сколько из них в то время оказалось окончивших Академию Фрунзе?
    – Что ж гадать, – сказал Серпилин, – исходя из предыдущих событий, видимо, не так много.
    – А если я тебе скажу: ни одного?
    – Не может быть…
    – Не верь, если тебе так легче. А сколько, думаешь, из двухсот двадцати пяти нормальные училища окончили? Двадцать пять! А двести – только курсы младших лейтенантов да полковые школы.
    – Не могу поверить, – сказал Серпилин.
    – Что ж, ты не барышня, уговаривать не буду. Сам глазам не верил. Допускал, что не по всем полкам такая статистика. Но все же двести двадцать пять полков – это семьдесят пять дивизий, пол-армии мирного времени, – все равно картина страшная!
    – Не могу поверить, все равно не могу поверить, что так армию выбили, – хриплым голосом повторил Серпилин. И пошел по комнате из угла в угол. И когда шел обратно, Иван Алексеевич впервые в своей жизни увидел на его глазах слезы.
    – А у немцев, – сказал Иван Алексеевич – голос его дрогнул, когда он увидел эти небывалые на лице Серпилина слезы, – у немцев за полтора года из всех командиров полков, и захваченных в плен и убитых, на ком документы взяли, не встречал случая, чтобы командир полка еще в первую мировую войну не имел боевого опыта в офицерском звании. Вот с чем они начали и с чем мы – если взять на уровне полков!

Сөрелерде

fb2epub
Файлдарды осы жерге салыңыз, бір әрекетте 5 кітаптан асыруға болмайды