Елена Макеенко

Важные вещи. Путеводитель по новейшей русской прозе

Olga Mamayevaдәйексөз қалдырды5 ай бұрын
бы жизнь тебя ни била, нужно потратить каждое ее мгновение на то, чтобы быть счастливым. Даже если ни на что не хватает сил — не сдаваться, не говорить жизни «нет», просто успеть прочитать еще одну книгу, поговорить с любимыми людьми, просто дышать.
Макс Черепицадәйексөз қалдырды5 ай бұрын
Если верить Михаилу Гаспарову, казначей в Древнем Египте назывался «хранителем того, что есть, и того, чего нет»
ipatдәйексөз қалдырды4 ай бұрын
сказать неприятную правду так, чтобы это не выглядело оскорблением, и похвалить без лести
Maya Kishtaevaдәйексөз қалдырды5 ай бұрын
Она говорит мало, но хочется, чтобы она сказала больше
Макс Черепицадәйексөз қалдырды5 ай бұрын
Мария Галина. Не оглядываясь.

М.: Издательство АСТ, 2017
Авторов, которые мастерски управляются и с построением сюжета, и со стилем, и с многоуровневым интертекстом, и почти с любым жанром, у нас, скажем осторожно, совсем мало. Мария Галина умеет все. Наверное, чтобы автор не зазнавался, издатели специально делают для ее книг пугающе фэнтезийные обложки и запихивают их в серии со страшными названиями вроде «Звезды русского магического реализма»
Макс Черепицадәйексөз қалдырды5 ай бұрын
Как устроены эти романы в общем? Во-первых, Шишкин использует очень много чужих текстов, заимствует в неограниченных объемах из дневников, писем, судебных речей, мемуаров, художественных текстов, листовок — чего угодно. За эти вольности писателя не только много критиковали, но и прямо обвиняли в плагиате. Однако для Шишкина это не просто эксперимент, а философия: он не раз говорил, что хочет создать текст, который состоит из всех существующих текстов. Разумеется, это преувеличение — но и оправдание методу, который происходит не от неспособности написать что-то свое, а от осознания, что «все уже написано. И всегда было уже все написано, и всегда будет». Остается искать не нерассказанную еще историю, а новый тип романа — что Шишкин и делает
Kakliboдәйексөз қалдырды5 ай бұрын
Расскажите про тех, кого вы любите».
Ксения Изилановадәйексөз қалдырды5 ай бұрын
И единственная возможность умереть — это задохнуться от счастья»
Olga Kondrahinaдәйексөз қалдырдыөткен ай
По пути ей встречаются труп лошади, корабль дураков, пастор, дезертир и другие немногочисленные персонажи. В памяти выстраиваются в биографию мужчины, города и освоенные профессии. Впереди — спасение во всех возможных смыслах.
С одной стороны, «Время воды» предлагает приключенческий сюжет про чудаков в тазу, а легкий и богатый (иногда, правда, избыточный) язык компенсирует невеликое разнообразие приключений. С другой стороны, трудно не заметить, что плавание смеш
Olga Kondrahinaдәйексөз қалдырдыөткен ай
Получалась честная проза жизни, все время пробивающей дно. Такой хочется сторониться, чтобы не подхватить вирус неудачника, и в то же время она цепко хватает за живое, если хоть ненадолго входит в резонанс с внутренним ощущением читателя.
Stanislav Krasheninnikovдәйексөз қалдырдыөткен ай
аристки и режиссера Наталии Мещаниновой («Комбинат „Надежда“», «Еще один год», «Аритмия») — из тех, за которыми доверчиво протягиваешь руку, а получаешь наотмашь по морде. Не в том смысле, что это пощечина общественному вкусу или какая-то эпатажная штука. Автор, в общем, не пытается шокировать, она просто не боится сказать. Но эта одновременная открытость и беспощадность наносит удар н
Сергей Ивановскийдәйексөз қалдырды2 ай бұрын
создает для Петровых подробнейший мир, не ленясь описывать пешие и транспортные маршруты Екатеринбурга, типичные диалоги с продавцами, аптекарями, кондукторами, врачами скорой помощи, вытряхивая каждый трупик осы из пыльной рюмки, прежде чем налить коньяк.
Olga Kondrahinaдәйексөз қалдырды2 ай бұрын
хорошее чтение для любителей терапевтической литературы узнавания. Такую читаешь, чтобы воскликнуть: «Черт возьми, не только со мной происходит эта фигня!»
Olga Kondrahinaдәйексөз қалдырды2 ай бұрын
Ее витальная сила так велика и неукротима, что каждая буква на бумаге становится плотью и не останавливается, будучи написанной. Продолжает истекать, источать, изблевывать нюансы и интонации, не давая ни графическим, ни грамматическим рамкам себя удерживать, не позволяя воспринимающему зафиксировать и запомнить прочитанное как известное. Чтение этих текстов — падение в горную реку, которая не дает прийти в себя: ударяет, переворачивает, перехватывает дыхание и заставляет, в конце концов, восхищаться тем, насколько беспомощным тебя делает.
Olga Kondrahinaдәйексөз қалдырды2 ай бұрын
Хреновато, когда у писателя есть визитная карточка. Тем более если она уже потасканная, несвежая. Бывает, автора и восемьдесят лет воспринимают по книге, которую он написал лет в двадцать пять. А следующие сорок — довесок к той давней».
Olga Kondrahinaдәйексөз қалдырды2 ай бұрын
В «F20» сексуальные отношения между подростками или стариками возникают как странная и болезненная альтернатива любви, близости, пониманию, потребность в которых неизменно натыкается на пустоту
Olga Kondrahinaдәйексөз қалдырды2 ай бұрын
екс как инструмент социального нормирования — мощное оружие, которое в России то и дело разрушительно палит по непредсказуемым мишеням
Olga Kondrahinaдәйексөз қалдырды2 ай бұрын
Человека, который начинает текст словами «танцующий Пепперштейн похож на свастику», просто невозможно оценивать «в общем ряду»
Andrei Golovinдәйексөз қалдырды2 ай бұрын
Алексей Сальников. Петровы в гриппе и вокруг него.
Andrei Golovinдәйексөз қалдырды2 ай бұрын
Наталии Мещаниновой («Комбинат „Надежда“», «Еще один год», «Аритмия»)
fb2epub
Файлдарды осы жерге салыңыз, бір әрекетте 5 кітаптан асыруға болмайды