Михаил Зыгарь

Империя должна умереть. История русских революций в лицах. 1900–1917

    Sasha Prostoдәйексөз қалдырды5 жыл бұрын
    Главный завет Христа, по версии Толстого, состоит в любви к людям, умении прощать и отказе от насилия, а вовсе не в церковных обрядах.
    настядәйексөз қалдырды5 жыл бұрын
    российская история и так зациклена на государстве, точнее даже, на Государе. Мы привыкли видеть нашу историю как совокупность биографий вождей — и за этим стройным рядом царей, генсеков и президентов совершенно не видно общества.
    Alexisдәйексөз қалдырды5 жыл бұрын
    Мы японцев все хотим бить образами наших святых, а они нас лупят ядрами и бомбами, мы их образами, а они нас пулями».
    Polina Zaharovaдәйексөз қалдырды5 жыл бұрын
    вспоминает, что в юности государь усердно ковырял в носу, когда ему пытались рассказать, как функционирует государство.
    Tanya Pavlovaдәйексөз қалдырды5 жыл бұрын
    Мы твердо знали, что в русских тюрьмах не пытают. Никто и мысли не допускал, что в наш просвещенный век в Петербурге заключенных могут подвергать средневековым мучениям. В тюрьму вошли без страха. Ну, подрались немного с казаками на площади, показали правительству, что умеем протестовать против насилия. Посидим в кутузке, велика беда» [6].
    Alex Bochkarevдәйексөз қалдырды5 жыл бұрын
    В 1900 году митрополит Киевский рассылает секретное письмо, запрещающее всем священникам страны поминать Толстого. Но писатель выздоравливает. Зато скоропостижно умирает сам киевский митрополит.
    Лера Михайловадәйексөз қалдырды4 ай бұрын
    «Самодержавие есть форма правления отжившая, — пишет Толстой, — могущая соответствовать требованиям народа где-нибудь в центральной Африке, отделенной от всего мира, но не требованиям русского народа, который все более и более просвещается общим всему миру просвещением. И потому поддерживать эту форму правления и связанное с нею православие можно только, как это и делается теперь, посредством всякого насилия: усиленной охраны, административных ссылок, казней, религиозных гонений, запрещения книг, газет, извращения воспитания и вообще всякого рода дурных и жестоких дел».
    daryaдәйексөз қалдырдыбылтырғы жыл
    К сожалению, многие из них врали (особенно в мемуарах), но большинство врали искренне, не сомневаясь в том, что говорят правду.
    Anastasia Kuzminaдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    «Ни один разумный человек не сядет в экипаж, если не знает, что кучер умеет править, и в поезд железной дороги, если машинист не умеет ездить, а только сын кучера или машиниста, который когда-то, по мнению некоторых, умел ездить; и тем менее не поедет в море на пароходе с капитаном, права которого на управление кораблем состоят только в том, что он — внучатный племянник человека, который когда-то управлял
    Lidinecдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    Вечер 1 марта становится переломным не только для Петрограда, но и для императора с его окружением. До этого момента они были уверены, что у них есть в запасе крайняя мера — потопить революцию в крови. То, что солдаты откажутся стрелять по восставшим, никому не приходило в голову.
    Sardaana Semenovaдәйексөз қалдырды5 жыл бұрын
    Вы не представляете себе, что такое Россия. Это ледяная пустыня, по которой ходит мужик с топоро
    Julia Grachevaдәйексөз қалдырды5 жыл бұрын
    В итоге 20 декабря 1908 года Ида Рубиншейн дала лишь концерт с танцевальными номерами из «Саломеи». В конце «танца семи вуалей» она осталась в платье из бус на голое тело. Публика шокирована, налицо оскорбление чувств верующих, в зал ворвалась полиция и конфисковала голову Иоанна Крестителя из папье-маше.
    Kseniya Protosevitchдәйексөз қалдырды2 жыл бұрын
    самая неблагонадежная и нелояльная часть населения — это интеллигенция, то есть студенты, профессора и даже чиновники
    Erica Nikalsдәйексөз қалдырды3 жыл бұрын
    Постфактум история всегда выглядит очень логично. Задним числом прослеживается замысел, разоблачается заговор, видна злая или добрая воля. Но если пытаться проживать историю шаг за шагом, день за днем, вместе с ее участниками, стройные концепции рассыпаются
    cryinspanishдәйексөз қалдырды3 жыл бұрын
    Главный завет Христа, по версии Толстого, состоит в любви к людям, умении прощать и отказе от насилия, а вовсе не в церковных обрядах
    Саша Гостевдәйексөз қалдырды3 жыл бұрын
    Впрочем, это фирменный стиль Победоносцева — он всегда уверяет, что точно знает мнение народа и говорит от имени истинно русских людей. На самом деле его манифест становится предметом шуток — он входит в фольклор благодаря фразе «…а на Нас возложить Священный долг Самодержавного Правления». За это его зовут «ананасным».
    Ekaterinaдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    точки зрения истории те, кто предрекали большевикам скорый конец, окажутся почти правы: 70 лет для истории — это мгновение.
    Илья Пышнякдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    К примеру, сто лет назад должность, которая сейчас называется «замминистра», именовалась «товарищ министра», тогда как слово «заместитель» имело совсем другой смысл — «преемник».
    Валентин Раншаковдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    вся Россия — сплошной сумасшедший дом
    Lidinecдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    «Я с вами согласен, Петр Аркадьевич, но пусть будет лучше десять Распутиных, чем одна истерика императрицы», — говорит он премьер-министру, объясняя, что, во-первых, Александра серьезно больна (слабое сердце и расстроенные нервы), а во-вторых, она верит, что только Распутин может облегчить обострения гемофилии наследника.
fb2epub
Файлдарды осы жерге салыңыз, бір әрекетте 5 кітаптан асыруға болмайды