Мартин Лейтем

Истории торговца книгами

    Анна Соколовадәйексөз қалдырды5 ай бұрын
    Раздражения привыкшему мыслить эмпирически библиотекарю добавлял еще и тот факт, что эти труды невозможно было категоризировать — книги то были или рукописи. Их кипами выбрасывали на помойку вплоть до 1980-х годов.
    Vanga Vassermanдәйексөз қалдырдыөткен ай
    Исторические вехи и переломные моменты — это далеко не только сражения и смены политических режимов, но еще и тихие, незримые миру победы.
    Vanga Vassermanдәйексөз қалдырдыөткен ай
    книга, которую «предлагает учитель, никогда не сыграет определяющей роли в жизни ребенка: столь сильное влияние может оказать лишь книга, попавшая к нему в руки по воле случая»,
    Vanga Vassermanдәйексөз қалдырдыөткен ай
    Уютно устроившись с книгой в руках, мы и сейчас продолжаем открывать в себе все новые и новые «я».
    Критик-нытикдәйексөз қалдырды4 ай бұрын
    Одна книга на протяжении Викторианской и Эдвардианской эпох будоражила воображение рабочего люда больше, чем любая другая. По популярности и степени воздействия на умы американская писательница Гарриет Бичер-Стоу может по праву считаться предшественницей Харпер Ли. Аболиционистский роман Стоу «Хижина дяди Тома» оказал поистине огромное влияние на общественность, что трудно представить в нынешний век книжных премий. Один шахтер из Северного Уэльса отмечал: «[Этот роман] нам все нутро перевернул. Мы чувствовали каждый удар хлыста. Он резал по живому, раня в самое сердце, в самую душу». Смотритель угольной шахты из Форест-оф-Дин писал в своем дневнике, что роман поразил его, «оставив неизгладимое впечатление»
    Анна Соколовадәйексөз қалдырды5 ай бұрын
    Тот же принцип лежит в основе американской детской сказки «Паровозик, который смог» (The Little Red Engine That Could) [13], экземпляр которой несколько лет назад был выставлен на торги в Нью-Йорке, сильно потрепанный, с каракулями и пометками карандашом, словно сделанными детской рукой. Когда-то эта книга принадлежала Мэрилин Монро.
    Анна Соколовадәйексөз қалдырды5 ай бұрын
    Однако заметки на полях оставались, без преувеличения, вне поля зрения академических библиотекарей, особенно в Викторианскую эпоху, когда такие записи срезали и выбрасывали при замене переплета, а порой даже выбеливали (именно эта участь постигла маргиналии Мильтона).
    Анна Соколовадәйексөз қалдырды5 ай бұрын
    Некогда на Александра Македонского смотрели в изумлении и замешательстве, когда он читал про себя, ведь до изобретения печатных станков люди гораздо чаще читали друг другу, нежели оставшись наедине с собой.
    Анна Соколовадәйексөз қалдырды5 ай бұрын
    Мы инстинктивно осознаем, что наше бытие бесконечно и зависимо от случайностей, и поэтому так любим блуждать по книжным магазинам и библиотекам, надеясь найти книгу, способную отпереть замки, за которыми скрывается разнообразие наших потаенных «я».
    ксюша шенгерадәйексөз қалдырды9 ай бұрын
    Когда вы бесцельно бродите среди книг, происходит нечто странное: вы словно теряете себя, отказываетесь от самоидентификации
fb2epub
Файлдарды осы жерге салыңыз, бір әрекетте 5 кітаптан асыруға болмайды