ru
Томас Стернз Элиот

Полые люди. Стихотворения

Шыққан кезде хабарлау
Бұл кітапты оқу үшін EPUB не FB2 файлын Букмейтке жүктеңіз. Кітапты қалай жүктеп алуға болады?
    Олександр Легенькийдәйексөз қалдырдыбылтырғы жыл
    Мы полые люди

    Мы набивные люди

    Труха в башке,

    Как в мешке. Увы!

    Наши засушенные голоса,

    Если шепчемся,

    Безотносительно голосят,

    Как ветер в сухой конопле,

    Как шаги крысят

    По стеклянному бою в погребе где ни капли

    Бесформенный контур, бесцветный контур,

    Парализация силы и неподвижность жеста;

    Кто переправился не отводя глаз

    В сопредельное Царство смерти,

    Да помянет нас - если он вспомянет нас -

    Не как буянов

    Но как болванов -

    Как набивных болванов.
    mariaiamdrunkдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    ...безмолвным девизом - девизом рода Элиотов "Молчи и делай".
    mariaiamdrunkдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    ЧЕТЫРЕ КВАРТЕТА

    Навеяны поздними квартетами Бетховена. "Стать выше поэзии, как Бетховен в своих поздних произведениях стремился стать выше музыки" (1933). Подобная творческая позиция представляет собой отказ от творчества - и, действительно, после "Квартетов" Элиот стихов практически не писал. Каждый квартет состоит из пяти частей (вслед за квартетами Бетховена) и характеризует одно из четырех времен года, один из четырех возрастов, одну из четырех стихий.
    mariaiamdrunkдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    Мы умираем с теми, кто умирает; глядите -
    Они уходят и нас уводят с собой.
    Мы рождаемся с теми, кто умер: глядите -
    Они приходят и нас приводят с собой.
    mariaiamdrunkдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    Снижаясь, голубь низвергает
    Огонь и ужас в подтвержденье
    Того, что не бывает
    Иной дороги к очищенью:
    Добро и зло предполагают
    Лишь выбор между пламенами -
    От пламени спасает пламя.

    Любовь, забывшееся Имя.
    Любовь одела мирозданье
    Заботами своими
    В пылающее одеянье,
    И нет его неизносимей.
    И что бы ни случалось с нами,
    Мы входим в пламя или в пламя.
    mariaiamdrunkдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    Есть три состояния, часто на вид похожие,
    Но по сути различные, произрастающие
    В одном и том же кустарнике вдоль дороги:
    привязанность
    К себе, к другим и к вещам; отрешенность
    От себя, от других, от вещей; безразличие,
    Растущее между ними, как между разными жизнями,
    Бесплодное между живой и мертвой крапивой,
    Похожее на живых, как смерть на жизнь.
    Вот применение памяти: освобождение -
    Не столько отказ от любви, сколько выход
    Любви за пределы страсти и, стало быть,
    освобождение
    От будущего и прошедшего. Так любовь к родине
    Начинается с верности своему полю действия
    И приводит к сознанью, что действие
    малозначительно,
    Но всегда что-то значит. История может быть
    рабством,
    История может быть освобожденьем. Смотрите,
    Как уходят от нас вереницей края и лица
    Вместе с собственным я, что любило их, как умело,
    И спешит к обновленью и преображенью,
    к иному ритму.
    Грех неизбежен, но
    Все разрешится, и
    Сделается хорошо.
    Если опять подумать
    Об этих краях и людях,
    Отнюдь не всегда достойных,
    Не слишком родных и добрых,
    Но странно приметных духом
    И движимых общим духом,
    И объединенных борьбою,
    Которая их разделила;
    Если опять подумать
    О короле гонимом,
    О троих, погибших на плахе,
    И о многих, погибших в безвестье,
    Дома или в изгнанье,
    О том, кто умер слепым, -
    То, если подумать, зачем
    Нам славословить мертвых,
    А не тех, кто еще умирает?
    Вовсе не для того,
    Чтоб набатом вызвать кошмары
    И заклятьями призрак Розы.
    Нам не дано воскрешать
    Старые споры и партии,
    Нам не дано шагать
    За продранным барабаном.
    А те, и что были против,
    И против кого они были,
    Признали закон молчанья
    И стали единой партией.
    Взятое у победителей
    Наследуют от побежденных:
    Они оставляют символ,
    Свое очищенье смертью.
    Все разрешится, и
    Сделается хорошо,
    Очистятся побужденья
    В земле, к которой взывали.
    mariaiamdrunkдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    Пепел на рукаве старика -
    Пепел розового лепестка.
    Пыль, поднявшаяся столбом,
    Выдает разрушенный дом.
    Пыль, оседающая в груди,
    Твердит, что все позади
    И не надо мечтать о звездах.
    Так умирает воздух.

    Потоп и засуха в свой черед
    Поражают глаза и рот,
    Мертвые воды, мертвый песок
    Ждут, что настанет срок.
    Тощая выжженная борозда
    Намекает на тщетность труда,
    Веселится, не веселя.
    Так умирает земля.

    Вода и огонь унаследуют нам,
    Городам, лугам, сорнякам.
    Вода и огонь презрят благодать,
    Которую мы не смогли принять.
    Вода и огонь дадут завершенье
    Нами начатому разрушенью
    Храмов, статуй, икон.
    Так умрут вода и огонь.

    В колеблющийся час перед рассветом
    Близ окончанья бесконечной ночи
    У края нескончаемого круга,
    Когда разивший жалом черный голубь
    Исчез за горизонтом приземленья,
    И мертвая листва грохочет жестью,
    И нет иного звука на асфальте
    Меж трех еще дымящихся районов,
    Я встретил пешехода - он то мешкал,
    То несся с металлической листвою
    На городском рассветном сквозняке.
    И я вперился с острым любопытством,
    С которым в полумраке изучают
    Случайных встречных, в опаленный облик
    И встретил взгляд кого-то из великих,
    Кого я знал, забыл и полупомнил,
    Как одного из многих; мне в глаза
    Глядел знакомый мозаичный призрак,
    Такой родной и неопределимый.
    И я вошел в двойную роль и крикнул
    И услыхал в ответ: "Как! Это ты?"
    Нас не было. Я был самим собою,
    Но понимал, что я не только я -
    А он еще довоплощался; все же
    Его слова рождали узнаванье.
    И вот, подчинены простому ветру
    И слишком чужды для непониманья,
    По воле пересекшихся времен
    Мы встретились в нигде, ни до, ни после
    И зашагали призрачным дозором.
    Я начал: "Мне легко с тобой на диво,
    Но к дивному приводит только легкость.
    Скажи: Что я забыл, чего не понял?"
    И он: "Я не хотел бы повторять
    Забытые тобой слова и мысли.
    Я ими отслужил: да будет так.
    И ты отслужишь. Так молись за мною,
    Чтоб и добро и зло тебе простили.
    Злак прошлогодний съеден, и, насытясь,
    Зверь отпихнет порожнее ведро.
    Вчерашний смысл вчера утратил смысл,
    А завтрашний - откроет новый голос.
    Но так как ныне дух неукрощенный
    Легко находит путь между мирами,
    Уподобляющимися друг другу,
    То я найду умершие слова
    На улицах, с которыми простился,
    Покинув плоть на дальнем берегу.
    Забота наша, речь, нас подвигала
    Избавить племя от косноязычья,
    Умы понудить к зренью и прозренью.
    И вот какими в старости дарами
    Венчается наш ежедневный труд.
    Во-первых, холод вянущего чувства,
    Разочарованность и беспросветность,
    Оскомина от мнимого плода
    Пред отпадением души от тела.
    Затем бессильное негодованье
    При виде человеческих пороков
    И безнадежная ненужность смеха.
    И, в-третьих, повторенье через силу
    Себя и дел своих, и запоздалый
    Позор открывшихся причин; сознанье,
    Что сделанное дурно и во вред
    Ты сам когда-то почитал за доблесть.
    И вот хвала язвит, а честь марает.
    Меж зол бредет терзающийся дух,
    Покуда в очистительном огне
    Ты не воскреснешь и найдешь свой ритм.
    День занимался. Посреди развалин
    Он, кажется, меня благословил
    И скрылся с объявлением отбоя.
    mariaiamdrunkдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    Сообщение с Марсом, беседы с духами,
    Отчет о жизни морского страшилища,
    Составление гороскопа, гадание
    По внутренностям животных, тайны
    Магического кристалла, диагноз
    По почерку, разгадка судьбы по ладони,
    Дурные предзнаменования
    В узорах кофейной гущи
    И сочетаниях карт, возня с пентаграммами
    И барбитуратами, приведение
    Навязчивых мыслей к подсознательным
    страхам,
    Изучение чрева, могилы и снов -
    Все это распространенные
    Развлеченья, наркотики и сенсации -
    И так будет вечно, особенно во времена
    Народных бедствий и смут
    Где-нибудь в Азии или на Эджвер-роуд.
    mariaiamdrunkдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    Иногда я гадаю, не это ли высказал Кришна.
    Рассуждая о разном или по-разному об одном:
    Что будущее - увядшая песня, Царская Роза или
    лаванда,
    Засохшая меж пожелтевших страниц
    Ни разу не раскрывавшейся книги, что будущее -
    Сожаленье для тех, кто пока что лишен сожаленья,
    И что путь вверх ведет вниз, путь вперед приводит
    назад.
    Долго вынести это нельзя, хотя несомненно,
    Что время не исцелитель: больного уже унесло.
    Когда состав отправляется и провожающие
    Уходят с перрона, а пассажиры усаживаются,
    Кто с яблоком, кто с газетой, кто с деловым
    письмом,
    Их лица смягчаются и просветляются
    Под усыпляющий ритм сотни часов.
    Вперед, путешественники! Вы не бежите от
    прошлого
    В новую жизнь или в некое будущее;
    Вы не те, кто уехал с того вокзала,
    И не те, кто прибудет к конечной станции
    По рельсам, сходящимся где-то вдали за поездом.
    И на океанском лайнере, где вы видите,
    Как за кормой расширяется борозда,
    Вы не станете думать, что с прошлым покончено
    Или что будущее перед вами раскрыто.
    С наступлением ночи в снастях и антеннах
    Возникает голос, поющий на никакой языке
    И не для уха, журчащей раковины времен:
    "Вперед, о считающие себя путешественниками!
    Вы не те, кто видел, как удалялась пристань,
    И не те, кто сойдет с корабля на землю,
    Здесь между ближним и дальним берегом,
    Когда время остановилось, равно спокойно
    Задумайтесь над прошедшим и будущим.
    В миг, лишенный как действия, так и бездействия,
    Вы способны понять, что в любой из сфер бытия
    Ум человека может быть сосредоточен
    На смертном часе, а смертный час - это
    каждый час.
    И эта мысль - единственное из действий,
    Которое даст плоды в жизнях других людей,
    Но не думайте о грядущих плодах.
    Плывите вперед.
    О путешественники, о моряки
    Вы, пришедшие в порт, и вы, чьи тела
    Узнали дознание и приговор океана,
    Любой исход - ваше истинное назначение".
    Так говорил Кришна на поле брани,
    Наставляя Арджуну.
    Итак, не доброго вам пути,
    Но пути вперед, путешественники!
    mariaiamdrunkдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    Но где конец невысказанным стонам,
    Осеннему немому увяданью,
    Когда цветок недвижный опадает?
    И где конец обломкам от судов,
    Молитве мертвеца и невозможной
    Молитве при ужасном извещенье?

    Тут нет конца в движенье непреклонном
    Часов и дней, но только умиранье,
    Когда бесчувственность овладевает
    Годами жизни, сбросившей покров
    И оказавшейся не столь надежной
    И, стало быть, достойной осужденья.
    И остается в старости - лишенным
    Достоинства и твердых упований -
    Роптать на то, что силы покидают,
    И в тонущем челне без парусов
    Плыть по волнам и в тишине тревожно
    Ждать колокола светопреставленья.

    Но где же им конец, неугомонным
    Рыбачьим лодкам, тающим в тумане?
    Кто время океаном не считает?
    Кто в океане не видал следов
    Крушений, а в грядущем - непреложный,
    Как и в прошедшем, путь без назначенья?

    Мы видим их, живущих по законам
    Рыбацкого скупого пропитанья:
    Рискуют, ловят, что-то получают, -
    И сами не помыслим про улов,
    Не столь понятный, менее надежный,
    Не находящий в деньгах выраженья.

    Здесь нет конца безгласным этим стонам,
    И осени увядшей увяданью,
    И боль недвижная струится и пронзает,
    И нет конца обломкам от судов,
    И обращенью мертвых к Смерти, и едва
    возможной
    Молитве о чудесном Избавленье.

    С годами старенья кажется,
    Что прошлое приобретает иные черты
    И уже не просто чередованье событий
    Или саморазвитье - идея, рожденная
    Наивными взглядами на эволюцию,
    Которые служат обычным средством
    Навсегда отречься от прошлого.
    Миг счастья - не чувство благополучия,
    Полноты, расцвета, спокойствия или
    влюбленности
    И не хороший обед, но внезапное озарение -
    Мы обретали опыт, но смысл от нас ускользал,
    А приближение к смыслу, преображая,
    Возрождает наш опыт вне всякого смысла,
    Который чудится в счастье. Я говорил,
    Что прошлый опыт, снова обретший смысл, -
    Не только опыт одной жизни, но опыт
    Поколений и поколений, не забывавших
    Нечто, пожалуй, вовсе невыразимое -
    Взгляд назад сквозь все уверенья
    Исторической литературы, через плечо
    Полувзгляд назад, в первозданный ужас.
    И мы для себя открываем, что миг мученья
    Нескончаем и вечен, как время, и безразлично,
    Вызван ли он пониманьем иль непониманьем,
    Надеждой на безнадежное или страхом
    Перед тем, что нестрашно. Это заметнее
    Не по своим страданьям, но по страданьям
    Ближнего, которому мы сострадаем.
    Если свое пережитое - в мутных потоках поступков,
    То чужое терзанье - самодовлеющий опыт,
    Не изношенный частыми воспоминаньями.
    Люди меняются и улыбаются, только мучения вечны.
    Время все разрушает, и время все сохраняет,
    Как река с утонувшими нефами, курами и коровами,
    Горьким яблоком и надкусом на яблоке.
    Как зазубренная скала в беспокойных водах -
    Волны ее заливают, туман ее поглощает,
    В ясный день она, словно памятник,
    В навигацию - веха для лоцмана.
    Но и во время штиля и в налетевший шторм
    Она то, чем была всегда.
    mariaiamdrunkдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    Море многоголосо,
    Богато богами и голосами.
    Соль его на шиповнике,
    Туман его в елях.
    Стенание моря
    И тихие жалобы моря - различные голоса,
    Часто слышные вместе; похныкиванье прибоя,
    Угроза и ласка волны, разбивающейся о воду.
    Зубрежка в далеких гранитных зубах,
    Шипенье, как предупрежденье с летящего мыса, -
    Все голоса моря - как и сирена с бакена,
    Бьющегося на цепи, как и случайная чайка;
    И под гнетом безмолвствующего тумана
    Стонет колокол,
    Качаемый мертвой зыбью,
    Отмеряя не наше время, но время
    Старше, чем время хронометров, старше,
    Чем время измученных изволновавшихся женщин,
    Которые в ночь без сна гадают о будущем,
    Стараются расплести, развязать, распутать
    И соединить прошедшее с будущим
    Меж полночью и рассветом,
    Когда прошедшее - наваждение,
    А будущее без будущности,
    В часы перед утренней вахтой,
    Когда время стоит и никогда не кончается;
    И мертвая зыбь, и все, что было и есть,
    Бьют
    В колокол.
    mariaiamdrunkдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    О богах я не много знаю, но думаю, что река -
    Коричневая богиня, угрюмая и неукротимая
    И все-таки терпеливая, и понятная как граница,
    Полезная и ненадежная при перевозке товаров,
    И, наконец, - лишь задача при наведенье моста.
    Мост наведен, и коричневую богиню
    В городах забывают, будто она смирилась.
    Но она блюдет времена своих наводнений,
    Бушует, сметает преграды и напоминает
    О том, что удобней забыть. Ей нет ни жертв, ни
    почета
    При власти машин, она ждет, наблюдает и ждет.
    mariaiamdrunkдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    Мы старимся,
    И мир становится все незнакомее, усложняются
    ритмы
    Жизни и умирания. Не раскаленный миг
    Без прошлого, сам по себе, без будущего,
    Но вся жизнь, горящая каждый миг,
    И не только жизнь какого-то человека,
    Но и древних камней с непрочтенными
    письменами.
    Есть время для вечера при сиянии звезд
    И время для вечера при электрической лампе
    (Со старым семейным альбомом).
    Любовь почти обретает себя,
    Когда здесь и теперь ничего не значат,
    Даже в старости надо исследовать мир,
    Безразлично, здесь или там.
    Наше дело - недвижный путь
    К иным ожиданьям,
    К соучастию и сопричастию.
    Сквозь тьму, холод, безлюдную пустоту
    Стонет волна, стонет ветер, огромное море,
    Альбатрос и дельфин. В моем конце - начало.
    mariaiamdrunkдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    Распятый врач стальным ножом
    Грозит гниющей части тела;
    Мы состраданье узнаем
    В кровоточащих пальцах, смело
    Берущихся за тайное святое дело.

    Здоровье наше - в нездоровье.
    Твердит сиделка чуть живая,
    Сидящая у изголовья,
    О нашей отлученности от рая,
    О том, что мы спасаемся, заболевая.

    Для нас, больных, весь мир - больница,
    Которую содержит мот,
    Давно успевший разориться.
    Мы в ней умрем от отческих забот,
    Но никогда не выйдем из ее ворот.

    Озноб вздымается от ног,
    Жар стонет в проводах сознанья,
    Чтобы согреться, я продрог
    В чистилище, где огнь - одно названье,
    Поскольку пламя - роза, дым - благоуханье.

    Господню кровь привыкли пить,
    Привыкли есть Господню плоть,
    При этом продолжаем мнить,
    Что нашу плоть и кровь не побороть,
    И все же празднуем тот день, когда распят
    Господь.
    mariaiamdrunkдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    Чтобы познать то, чего вы не знаете,
    Вам нужно идти по дороге невежества,
    Чтобы достичь того, чего у вас нет,
    Вам нужно идти по пути отречения.
    Чтобы стать не тем, кем вы были,
    Вам нужно идти по пути, на котором вас нет.
    И в вашем неведенье - ваше знание,
    И в вашем могуществе - ваша немощь,
    И в ваше доме вас нет никогда.
    mariaiamdrunkдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    О тьма тьма тьма. Все они уходят во тьму,
    В пустоты меж звезд, в пустоты уходят пустые
    Полководцы, банкиры, писатели,
    Меценаты, сановники и правители,
    Столпы общества, председатели комитетов,
    Короли промышленности и подрядчики,
    И меркнут Солнце, Луна и "Готский альманах",
    И "Биржевая газета", и "Справочник директоров",
    И холодно чувство, и действовать нет оснований.
    И все мы уходим с ними на молчаливые похороны,
    Но никого не хороним, ибо некого хоронить.
    - Тише, - сказал я душе, - пусть тьма снизойдет
    на тебя.
    Это будет Господня тьма. - Как в театре
    Гаснет свет перед сменою декораций,
    Гул за кулисами, тьма наступает на тьму,
    И мы знаем, что горы и роща на заднике,
    И выпуклый яркий фасад уезжают прочь...
    Или в метро, когда поезд стоит между станций,
    И возникают догадки и медленно угасают,
    И ты видишь, как опустошаются лица
    И нарастает страх оттого, что не о чем думать;
    Или когда под наркозом сознаешь, что ты без
    сознанья...
    - Тише, - сказал я душе, - жди без надежды,
    Ибо надеемся мы не на то, что нам следует; жди
    без любви,
    Ибо любим мы тоже не то, что нам следует; есть
    еще вера,
    Но вера, любовь и надежда всегда в ожидании.
    Жди без мысли, ведь ты не созрел для мысли:
    И тьма станет светом, а неподвижность ритмом.
    mariaiamdrunkдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    Иносказание в духе давно устаревшей поэтики,
    Которая обрекала на непосильную схватку
    Со словами и смыслами. Дело здесь не в поэзии.
    Повторяя мысль, подчеркнем: поэзию и не ждали.
    Какова же ценность желанного, много ли стоит
    Долгожданный покой, осенняя просветленность
    И мудрая старость? Быть может, нас обманули
    Или себя обманули тихоречивые старцы,
    Завещавшие нам лишь туман для обмана?
    Просветленность всего лишь обдуманное тупоумие,
    Мудрость всего лишь знание мертвых тайн,
    Бесполезных во мраке, в который они
    всматривались,
    От которого отворачивались. Нам покажется,
    Что знание, выведенное из опыта,
    В лучшем случае наделено
    Весьма ограниченной ценностью.
    Знание это единый и ложный образ,
    Но каждый миг происходит преображение,
    И в каждом миге новость и переоценка
    Всего, чем мы были. Для нас не обман -
    Лишь обман, который отныне безвреден.
    На полпути и не только на полпути,
    Весь путь в темном лесу, в чернике,
    У края обрыва, где негде поставить ногу,
    Где угрожают чудовища, и влекут огоньки,
    И стерегут наважденья. Поэтому говорите
    Не о мудрости стариков, но об их слабоумье,
    О том, как они страшатся страха и безрассудства,
    О том, как они страшатся владеть
    И принадлежать друг другу, другим или Богу.
    Мы можем достигнуть единственной мудрости,
    И это мудрость смирения: смирение бесконечно.
    mariaiamdrunkдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    В моем начале мой конец. Один за другим
    Дома возникают и рушатся, никнут и расширяются,
    Переносятся, сносятся, восстанавливаются или
    Вместо них - голое поле, фабрика или дорога.
    Старый камень в новое здание, старые бревна
    в новое пламя,
    Старое пламя в золу, а зола в землю,
    Которая снова плоть, покров и помет,
    Кости людей и скота, кукурузные стебли и листья.
    Дома живут, дома умирают: есть время строить,
    И время жить, и время рождать,
    И время ветру трясти расхлябанное окно
    И панель, за которой бегает полевая мышь,
    И трясти лохмотья шпалеры с безмолвным девизом.
    В моем начале мой конец. На голое поле
    Искоса падает свет, образуя аллею,
    Темную ранним вечером из-за нависших ветвей,
    И ты отступаешь к ограде, когда проезжает повозка,
    И сама аллея тебя направляет к деревне,
    Угнетенной жарким гипнозом предгрозья.
    Раскаленный свет в душной дымке
    Не отражают, но поглощают серые камни.
    Георгины спят в пустой тишине.
    Дождись первой совы.
    Если ты подойдешь
    Голым полем не слишком близко, не слишком
    близко,
    Летней полночью ты услышишь
    Слабые звуки дудок и барабана
    И увидишь танцующих у костра -
    Сочетанье мужчины и женщины
    В танце, провозглашающем брак,
    Достойное и приятное таинство.
    mariaiamdrunkдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    По сути, любовь - не движение,
    Лишь причина его и конец
    Вне времени, вне желания,
    Кроме желания преодолеть
    Ограничение временем
    В пути от небытия к бытию.
    Нежданно в луче солнца,
    Пока в нем пляшут пылинки,
    Прорывается смех детей,
    Их восторг, затаенный в листве, -
    Скорее, сюда, теперь, всегда -
    Нелепо бесплодное грустное время
    Между концом и началом.
    mariaiamdrunkдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    - Спеши, - пела птица, - в кустарнике прячутся дети,
    Затаив дыхание вместе со смехом.
    - Спеши, спеши, - говорила птица, - ведь людям
    Труднее всего, когда жизнь реальна.
fb2epub
Файлдарды осы жерге салыңыз, бір әрекетте 5 кітаптан асыруға болмайды