Андрей Платонов

Ювенильное море

Андрей Платонов был подлинным сыном революции, принял ее сразу и без малейшего сомнения. Он тогда занимал всем сразу: мелиорацией, электротехникой, партийной работой. И писал, смущаясь — потому что страсть к слову не умерла с приходом революции, — он ведь не был уверен, что искусство должно исчезнуть, его обязан сменить «сущий энтузиазм жизни». Он монашески ограничивал себя, стыдясь любви к слову, как греха. И от этого его слово становилось особенно цельным, плотным, вещественным, фраза казалась тяжелой и неповоротливой, как будто мысль еще только рождается, «примеривается» к действительности. Произведения Андрея Платонова не были оценены по достоинству при жизни писателя: они повергались идеологической критике, большая часть была издана только после его смерти.
100 қағаз парақ
Оқып қойдыңыз ба? Не айтасыз?
👍👎

Пікірлер

    Denis Versetilovпікірмен бөлісті2 жыл бұрын
    👍Кеңес беремін
    🔮Мәнді
    🚀Бас көтеру қиын

    я без ума от стиля Платонова - его хочется цитировать, мазать на хлеб, дышать его словами, строить коммунизм, пробивать землю электрической дугой, освобождать подземные моря, воскрешать всех мертвых, добывать электричество из солнечного света, преображать Казахстанскую степь в примерный мясо-комбинат, побеждать кулачество, выходить в поле, утыкаться лицом в траву, называть людей братьями и сестрами, продолжать цитировать, но чувствовать. чувствовать что в этом мире что-то явно не так.
    Иногда за мою любовь к Платонову мне становится стыдно. Но сложно удержаться, его хочется разворачивать и читать, вымазываться в этот слог, учить его наизусть.

    Канат Абдраимовпікірмен бөлісті3 ай бұрын
    👍Кеңес беремін

    Dmitry Asmolovпікірмен бөлісті4 жыл бұрын
    👍Кеңес беремін
    💀Жаман
    🔮Мәнді

Дәйексөз

    Семён Бородулиндәйексөз қалдырдыбылтырғы жыл
    Високовский взял Босталоеву, как женщину, под руку и повел ее в башню. Босталоева молчала. Вермо глядел ей вслед и думал, сколько гвоздей, свечек, меди и минералов можно химически получить из тела Босталоевой. «Зачем строят крематории? — с грустью удивился инженер. — Нужно строить химзаводы для добычи из трупов цветметзолота, различных стройматериалов и оборудования».
    Семён Бородулиндәйексөз қалдырдыбылтырғы жыл
    — Здравствуй, товарищ Умрищев, — у меня горе к тебе есть! — сказал пришедший.
    — Горе? — удивленно произнес Умрищев. — Для теоретического диалектика, товарищ Священный, горе всегда превращается в свою противоположность: горя боятся только идеалисты.
    Священный, конечно, согласился, что горе для него не ужас, однако у него прокисли прошлогодние моченые яблоки в кооперативе и стали солеными, как огурцы, а морковь пролежала свою сладость и приобрела горечь.
    — Это прекрасно! — радостно констатировал Умрищев. — Это диалектика природы, товарищ Священный: ты продавай теперь яблоки как огурцы, а морковь как редьку!
    Семён Бородулиндәйексөз қалдырдыбылтырғы жыл
    В первой же избе, которую посетила Федератовна, была бьющая в глаза ненормальность: в печке стояли два горшка с жидкой пищей и бежали наружу, а баба сидела на лавке с чаплей и не принимала мер.
    Федератовна как была, так и бросилась в печку и выхватила оттуда оба горшка голыми руками.
    — Нет на вас образования, серые черти! — с яростью сказала Федератовна хозяйке. — Ведь жидкость-то расширяется от температуры, дура ты обнаглелая, — зачем же ты воду с краями наливаешь: чтоб жир убегал?.. А в колхоз небось шла — брыкалась! Да как же тебя, домовую, образованию научить, если прежде всего единоличного демона твоего не задушить в тебе… У-у, анчихристы, замучили вы нашего брата!.. Дай вот я к тебе еще приду… Я еще погляжу, как ты в ликбез ходишь, какая ты общественница здесь, дура неумильная!..

Сөрелерде

fb2epub
Файлдарды осы жерге салыңыз, бір әрекетте 5 кітаптан асыруға болмайды