bookmate game
Олег Радзинский

Случайные жизни

Notify me when the book’s added
To read this book, upload an EPUB or FB2 file to Bookmate. How do I upload a book?
Его детство было детством «реписа», что в переводе с жаргона сотрудников Литфонда СССР означало «ребенок писателя». И совершенно неудивительно, что в старших классах школы сын прославленного писателя и драматурга Эдварда Радзинского был классическим представителем золотой молодежи. А потом — филологический факультет МГУ, запрещенная литература, русская вольнодумная классика. Кончилось все арестом по обвинению в антисоветской агитации и пропаганде. Ну, а затем диссидентство, обыски, слежка, камера №117 Лефортовской тюрьмы, Палата №4 Института судебной психиатрии имени Сербского, пятилетняя ссылка на лесоповал в Сибири, освобождение, вынужденная эмиграция, магистратура Колумбийского университета, работа брокером на Уолл-стрит, поиск полезных ископаемых в тропических джунглях Гайаны. Такой жизни с лихвой хватило бы на несколько биографий.
This book is currently unavailable
467 printed pages
Copyright owner
Bookwire
Original publication
2023
Publication year
2023
Have you already read it? How did you like it?
👍👎

Impressions

  • Денис Денисовshared an impression4 months ago
    👍Worth reading

    Жизненно

  • Inga Rusinshared an impression4 years ago
    👍Worth reading

    Поразительная биография и просто прекрасно написанная книга. Смешная и полная самоиронии. Очень рекомендую!

  • Татьяна Корчинаshared an impression4 years ago
    👍Worth reading

    Отличная книга. Крайне позитивная и лёгкая.
    Она - про Человека , который видит "стакан всегда наполовину полным".
    Книга про Любопытство даже в самых тяжелых Жизненных Испытаниях.
    Эпиграфом к ней хочется написать поговорку "Хорошего Человека Жизнь пожмет-пожмёт , да и отпустит "
    Но Книга может понравится не всем читателям, т.к. бОльшую ее часть составляет описание пребывания в тюрьме и ссылке . Но ,хотя бы начните читать, и Вы не пожалеете.

Quotes

  • Aleksandr Liuchevskiihas quoted6 years ago
    Беда любой тоталитарной, как и авторитарной, власти, что она не сознает пределов собственной компетенции, считая, что все имеет к ней отношение, что все в ее ведении и должно ею контролироваться. Как “у России нет границ”, так и у власти нет границ, и она ослабляет себя, простирая свой контроль все дальше и дальше. Козьма Прутков уже высказался относительно того, можно ли объять необъятное. И был прав.
  • Aleksandr Liuchevskiihas quoted6 years ago
    Взрастившая нас русская литература XIX века несла в себе огромную опасность для социальной ткани советского общества, оттого что требовала от читателя исполнения миссии, восстановления справедливости и защиты униженных и оскорбленных. Наши деды, начитавшись этой литературы, пошли на баррикады сначала в 1905-м, затем в 1917-м, потому что осознали свой долг перед угнетенным самодержавием народом. Русская классическая литература требовала, взывала, жгла сердца и умы людей глаголами и другими частями речи, и мы, внуки и правнуки совершивших революцию, ощущали свою миссию, свой долг: рассказать правду. Сорвать завесу лжи и восстановить в мире справедливость. Общественный конфликт между “узурпировавшей” власть группой партийных функционеров и “угнетенным” народом воспринимался как конфликт космический, как борьба добра и зла, оттого что русская литература втолковала нам апокалиптическое видение мира, создав образ конечной битвы между светом и тьмой с шагающим впереди революционной матросни Иисусом Христом – в белом венчике из роз. Русская литература XIX века, как никакая другая, ощущала себя наследницей библейских пророков. Она велела читателю не просто читать, а выбрать сторону и действовать в соответствии с возложенным на него долгом, поскольку долг тот возложен свыше:
  • Лариса Дроздецкаяhas quoted6 years ago
    Произносительной нормой русского языка ранее считалось мягкое произношение переднеязычных зубных перед мягкими губными, как в словах “дьверь” и “Тьверь”. В дальнейшем переднеязычные отвердели, и теперь допускается произносить “дверь” и “Тверь”. Впрочем, в слове “Тьверь”, – подумав, добавил Панов, – произошли более радикальные фонетические изменения: теперь оно произносится “Калинин”.

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)