ru
Кітаптар
Марина Аромштам

Как дневник. Рассказы учительницы

    Lacivərd Məmmədovaдәйексөз қалдырды4 жыл бұрын
    меня воспитывала полоска света под дверью отцовского кабинета. Мол, не могу сказать, что отец со мной как-то играл или читал мне книжки, но он очень много работал. Сидел, запершись, в своем кабинете и работал. И об этом его неустанном труде ради светлого будущего я знал по полоске света
    Натальядәйексөз қалдырды6 жыл бұрын
    На первом занятии я выставляю на стол камень, куклу, выпускаю морскую свинку и спрашиваю: что здесь живое? Дети, как правило, отвечают сразу. Но я прошу доказать. Будущие ученые должны научиться подбирать аргументы в защиту своих высказываний. Поэтому я говорю: сейчас я буду вас путать, а вы мне доказывайте, что морская свинка – живая.
    Как они стараются, все громко кричат:
    – У свинки глазки!
    – И у куклы глазки.
    – Свинка бегает!
    – И машина бегает – двигается.
    – Свинка теплая.
    – И мотор у машины теплый, когда работает.
    И так долго-долго. Иногда кто-нибудь скажет, что свинка размножается. Это высший пилотаж. Но и этого аргумента недостаточно. Вот отвалился от камня кусочек. Он размножился или нет? Был один камень, а стало много – два. Моим неискушенным новичкам должно стать ясно: не могут они самостоятельно ответить на этот вопрос. Тогда я достану микроскоп и покажу им клетку. Только на клеточном уровне можно действительно доказать, что живое, а что – неживое».
    Настя Серазетдиновадәйексөз қалдырды2 жыл бұрын
    Илюша вдруг побледнел, как висельник перед казнью, и сказал:
    – Понимаете, я не считаю, что методика – это наука.
    В аудитории замерли.
    – Видите ли, – попытался он смягчить впечатление, – я полагаю, методика все-таки ближе к искусству: разные дети – разные объяснения
    Марина Изместьевадәйексөз қалдырды5 жыл бұрын
    Мы им не соразмерны. Всегда не соразмерны. Но наклоняться над ребенком для взрослого все-таки более естественно. В этой позе есть что-то правильное, охранительное, оберегающее. Если, конечно, ты именно наклоняешься – чтобы быть ближе к нему, чтобы услышать, увидеть, обнять, а не нависаешь с угрозой. И в этом наклоне твоем – ощущение взрослой силы, уверенность в способности защитить.
    Дмитрий Киселевдәйексөз қалдырды10 күн бұрын
    Вот и все они на другой стороне. Повернулись и смотрят. Теперь уже на меня.
    А я все так же не могу шевельнуть ни рукой, ни ногой. И они вдруг, кажется, поняли…
    Но я не заплачу, нет.
    Ни за что не заплачу.
    Дмитрий Киселевдәйексөз қалдырды12 күн бұрын
    Оставить человека одиноким – это ж толкнуть его на что-то плохое.
    Дмитрий Киселевдәйексөз қалдырды13 күн бұрын
    Мальчиков-зайчиков, девочек-снежинок отменяем. Мальчиков-петрушкек, девочек-матрешек тоже отменяем. Вообще отменяем весь традиционный набор гендерных ролей, созданный в ходе длительного исторического развития советского детского сада.
    Дмитрий Киселевдәйексөз қалдырды13 күн бұрын
    Но я не могу, не имею права запрещать эту Барби лишь на том основании, что она мне не нравится. Я не могу порочить ее даже под предлогом защиты морального облика учеников.
    Дмитрий Киселевдәйексөз қалдырды13 күн бұрын
    Математичка смотрела холодно и отстраненно. Она заранее знала: этот Экбер не в состоянии активизивировать «мыследеятельность» первоклассников. И он еще собирается стать учителем! Но сразу математичка никогда не отступала. В конце концов это прямой преподавательский долг – активизировать мыследеятельность Экбера
    Marina Yanssonдәйексөз қалдырды6 ай бұрын
    Джанни Родари из его «Грамматики фантазии»: можно потешаться над сказкой «Красная Шапочка», если ребенок уже освоил ее
    Marina Yanssonдәйексөз қалдырды6 ай бұрын
    Люди – это отдельные представители вида homo sapiens, у которых ослаблено желание съесть живьем такого же, как они, по моральным соображениям
    Marina Yanssonдәйексөз қалдырды6 ай бұрын
    Правоверные иудеи начинают свой день словами: «Благодарю тебя, Господи, что не сделал меня женщиной!» И в этом люди самых разных вероисповеданий с ними вполне солидарны. Люди мужского пола, конечно.
    Но если ты женщина, да к тому же учитель, что сказать Господу?
    Marina Yanssonдәйексөз қалдырды6 ай бұрын
    Как мы переходили в первый класс

    Мы с Татьяной едем с работы домой. Татьяна – учитель музыки. Лучший учитель музыки из всех живущих в нашей стране. Когда мы вместе, то почти всегда говорим о детях, которых учим.
    – Не могу поверить, что пролетел целый год. Мы уже в первый класс переходим
    Marina Yanssonдәйексөз қалдырды6 ай бұрын
    -был Принц. Это был очень отважный Принц. Он совершил много подвигов, и ни одно испытание не могло его напугать. А все потому, что мастер, который его изготовил, сделал Принцу крепкий внутренний стержень.
    При этом Принц совершенно не был зазнайкой. Так, по крайней мере, считала его Хозяйка, к которой он забегал отдохнуть между своими подвигами. Она укладывала Принца спать на свою собственную подушку и совершенно не боялась оцарапать щеку об его острую шпагу, потому что ради Хозяйки принц ложился спать безоружным
    Marina Yanssonдәйексөз қалдырды6 ай бұрын
    маленьких стульчиках, я достану лохматую варежку (до последнего времени я не знала, зачем мне нужна эта огромная одинокая мохнатая варежка). Я поглажу мохнатый бочок и скажу:
    – А сейчас позовите сказку.
    В ответ на наш тихий призыв (сказку можно звать только тихо) сказка выберется из варежки, взмахнет воздушными крыльями, взлетит, нарисует дугу – волшебную букву сказочного языка – и опадет мне на руки. Я поглубже вздохну и начну рассказывать.
    А потом, после сказки (которая, по завету Шахерезады, если не кончится, то оборвется на самом интересном месте), кто-нибудь самый заботливый аккуратно уложит сказку назад в мохнатую варежку: пусть поспит, отдохнет…
    На этот раз «либо то» из списка получилось каким-то странным.
    Но ведь мне давно уже нужен был такой разноцветный шарфик
    Marina Yanssonдәйексөз қалдырды6 ай бұрын
    сказываю.
    Можно было бы и читать. Но как, скажите, тогда учить детей пересказывать, если взрослый сам не пробовал и не умеет? Не в детстве, а вот сейчас, когда он такой большой и серьезный. Это не очень честно. И я думаю, умение пересказывать нужно не только в школе. Оно в принципе
    Marina Yanssonдәйексөз қалдырды6 ай бұрын
    Здесь учат детей всему, чему только возможно их научить. Чему эти дети могут и должны научиться. Нашли зацепку – и тянут, настойчиво, но осторожно: вдруг получится нитка?
    Может, Марианна за этим и привезла меня в Кэмпхилл? Чтобы я поняла: можно вытягивать нитки
    Marina Yanssonдәйексөз қалдырды6 ай бұрын
    У него тяжелая степень идиотизма. Марианна пыталась мне объяснить: Робертова душа почти не смогла состыковаться с телом. Только краешком зацепилась. Поэтому Роберта нужно «водить
    Marina Yanssonдәйексөз қалдырды6 ай бұрын
    вздыхаю. Значит, у них бывают победы. Вот такие: сказал «спасибо». Взял в левую руку вилку, в правую руку нож. Ловлю себя на открытии: трапеза – это важнейший шаг в очеловечивании. И этих почти не говорящих детей учат сидеть за общим столом, вытирать рот салфеткой и пользоваться ножом и вилкой. Они получают основы «чисто английского воспитания». В общем, я должна еще много раз себе повторить: «Ты неправильно смотришь!»
    Marina Yanssonдәйексөз қалдырды6 ай бұрын
    Марианна сказала: «Ты неправильно смотришь. Это всего лишь тело. А еще есть душа. И душа, которой досталось такое тело, нисколько не виновата. Ей, как любой душе, нужен опыт жизни, полной любви и заботы. Ты вот ругаешь Бога, а может быть, он создал этих детей ради нас? Чтобы мы про себя что-то поняли»
fb2epub
Файлдарды осы жерге салыңыз, бір әрекетте 5 кітаптан асыруға болмайды