ru
Ольга Великанова

Конституция 1936 года и массовая политическая культура сталинизма

Шыққан кезде хабарлау
Бұл кітапты оқу үшін EPUB не FB2 файлын Букмейтке жүктеңіз. Кітапты қалай жүктеп алуға болады?
Зачем Сталину на пике его диктатуры в 1936 году понадобилось ввести новую демократическую конституцию? Зачем столько мобилизационных усилий было затрачено на ее всенародное обсуждение в течение шести месяцев? Наконец, почему принятие конституции в декабре 1936 года неожиданно обернулось поворотом к массовым репрессиям 1937–1938 годов? Книга историка Ольги Великановой освещает как политические условия введения демократических свобод сверху, так и реакции людей на обещанный поворот к умеренности, либерализму и инклюзивной выборной реформе. Анализ общественного мнения во время обсуждения основного закона, подкрепленный свидетельствами из дневников, частных писем, мемуаров, а также материалами зарубежных разведок, позволил автору сделать новаторские выводы о политической культуре советских людей тридцатых годов. Кроме того, донесения парткомов и НКВД с мест о противоречивых откликах на конституцию, предупреждения о многочисленных врагах, широкое недовольство, выплеснувшееся в дискуссии, могли, по мысли автора, убедить Сталина в необходимости окончательной чистки общества от «антисоветских элементов». Ольга Великанова — профессор русской истории в Университете Северного Техаса (США), автор пяти монографий об общественном мнении в СССР.
Бұл кітап қазір қолжетімді емес
388 қағаз парақ
Басылым шыққан жыл
2020
Оқып қойдыңыз ба? Не айтасыз?
👍👎

Пікірлер

    Fyodor Krasheninnikovпікірмен бөлісті2 жыл бұрын
    👍Кеңес беремін
    💀Жаман
    💡Танымдық
    🎯Пайдалы

    Крайне полезная и даже местами неожиданная книга.
    Про то, что сталинская конституция 1936 года была набором лозунгов, который никто и не собирался воспринимать всерьез, все вроде бы знают. Но на самом деле все было трагичнее. Вопреки черно-белой схеме, сталинизм не был монолитным и общество тоже не было молчащим.
    С одной стороны. обсуждение сталинской конституции вызвала прилив энтузиазма и многие люди действительно пытались ее обсуждать, надеялись, писали письма и предложения (все это автор анализирует по архивам). С другой стороны, Сталин и его окружение мыслили в рамках догмы которая явно противоречила реальности. То есть, они ждали от этой дискуссии одного, а получили совсем другое - прежде всего, информацию о том, что среди советского населения все еще существует много вполне осознанных критиков и врагов советской власти.
    Поэтому обсуждение и принятие демократической конституции 1936 года плавно перетекло в 1937 год, когда Сталин вполне сознательно уничтожал целый группы населения.
    Между прочим, книга позволяет увидеть у репрессий 1937 года вполне ясную логику. Конституция 1936 года ввела всеобщее тайное голосование, вроде как вернув право голоса всем гражданам (включая всяких бывших и лишенных прав ранее). Более того, предполагалось даже альтернативное голосование и такие эксперименты даже прошли!
    В итоге советская власть обнаружило, что 1)население хочет выбирать 2)способно самоорганизоваться и голосовать не так как надо, пытаясь убрать особо одиозное начальство.
    Вот вам и объяснение 1937 года: элиты чистили, чтоб среди кандидатов в депутаты не было никого хоть сколько-нибудь сомнительного, а население - чтоб выбить желание хулиганить на выборах.
    Еще важное обстоятельство: именно тогда родился используемый до сих пор инструмент манипуляции итогами выборов через допуск к ним. То есть, голосовать вы можете тайно и как угодно, но кандидат будет один и заранее одобренной партией.
    Короче говоря, все это очень интересно.

    aefits36615пікірмен бөлістібылтырғы жыл
    👍Кеңес беремін

Дәйексөз

    Alinaдәйексөз қалдырды5 ай бұрын
    Все русские революции — 1905, 1917 и 1991 годов — совершались во имя модернизации и демократии, но складывающиеся в результате режимы упорно тяготели к авторитаризму.
    Антон Гладкихдәйексөз қалдырды3 ай бұрын
    Разрыв между утопическим социалистическим проектом и российскими реалиями породил эту двойственность и зигзаги в политике: 1) введение в 1921 году Новой экономической политики (тактическое отступление), 2) ее отмена в 1928 году (возобновление социалистической программы), 3) статья Сталина «Головокружение от успехов» в 1930 году, 4) германо-советский договор о ненападении 1939 года (ситуационный маневр) и другие. Такие зигзаги были спровоцированы несовместимостью утопических амбиций с давлением реальности, сопротивлением человеческой природы, и усугублялись волюнтаризмом, плохим управлением, догматизмом руководства и головокружительной скоростью преобразований.

    Политические лидеры руководствовались видением великой цели – социалистического идеала, – но в то же время им приходилось справляться с несовершенствами, с которыми они сталкивались на практике: отсталое население, неуправляемые местные власти, пугающее иностранное окружение.
    Антон Гладкихдәйексөз қалдырды3 ай бұрын
    Книга Дэвида-Фокса обогащает дискуссию о дихотомии советской жизни с элементами модерности и неотрадиционализма в СССР, выдвигая тезис о соединении в советском строе как модерных, так и других элементов: традиционных, специфически российских, или нелиберальных. После архивной революции, когда открылся доступ к документам с голосами масс, обнаружилась проблема непрямолинейного или искаженного восприятия официальной доктрины в обществе. Вслед за Фицпатрик, Суни и Виолой Дэвид-Фокс подчеркивает необходимость отличать уровень государственных намерений с тенденцией к гиперпланированию от неожиданных последствий и неконтролируемого хаоса на местах, которые возникают при реализации этих намерений. Для моей книги особенно эвристична сформулированная им и Евгением Добренко концепция обрядового и театрального характера презентации и потребления идеологии, когда граждане внешне демонстрируют «хорошее поведение», при этом пренебрегая ее смыслом и содержанием, что перекликается со взглядами историков на характер принятия населением христианства на Руси. Алексей Юрчак полагает, что этот разрыв между репрезентацией и содержанием идеологии сильно увеличился в позднем послесталинском социализме. Тем не менее, как я покажу далее, в 1930-е годы идеологическое послание конституции, помимо ритуальных внешних реакций у многих аплодировавших на митингах, все-таки было усвоено значительной частью участников дискуссии. Это особенно верно в отношении нового советского поколения, которое в силу молодости еще не прошло через циклы обманутых надежд. Многие из советских патриотов, особенно бенефициары, первоначально искренне поверили в конституцию и серьезно обсуждали ее содержание – демократию.

Сөрелерде

fb2epub
Файлдарды осы жерге салыңыз, бір әрекетте 5 кітаптан асыруға болмайды