Чжан Юэжань

Кокон

Чэн Гун и Ли Цзяци — одноклассники и лучшие друзья, но их детство едва ли можно назвать счастливым. Мать Чэн Гуна сбежала из семьи с продавцом лакричных конфет, а Ли Цзяци безуспешно пытается заслужить любовь отца, бросившего жену и дочь ради лучшей жизни. Кроме семейного неблагополучия Чэн Гуна и Ли Цзяци объединяет страстная любовь к расследованиям семейных тайн, но дети не подозревают, что очередная вытащенная на свет тайна очень скоро положит конец их дружбе и заставит резко повзрослеть. Расследуя жестокое преступление, совершенное в годы “культурной революции”, Ли Цзяци и Чэн Гун узнают, что в него были вовлечены их семьи, а саморазрушение, отравившее жизни родителей, растет из темного прошлого дедов. Хотя роман полон истинно азиатской жестокости, Чжан Юэжань оказывается по-христиански милосердна к своим героям, она оставляет им возможность переломить судьбу, искупить грехи старших поколений и преодолеть передававшуюся по наследству травму.
565 қағаз парақ
Аудармашы
Алина Перлова

Кітаптың басқа нұсқалары

Оқып қойдыңыз ба? Не айтасыз?
👍👎

Пікірлер

    danali09270пікірмен бөлістібылтырғы жыл
    👎Кеңес бермеймін
    🙈Түсінбедім
    💤Жалықтырады

    Китайские Печорины, лишние люди. Бултыхаются по жизни как говно в проруби, девушка просто плывет по течению, а парень настоящий, деятельный говнюк: насилует, грабит, предаёт. Тьфу.

    Начиталась хвалебных отзывов, начинала читать с энтузиазмом, и как же я была разочарована. Нудная, трудная история, которую долго по очереди рассказывают друг другу двое несчастных, так и не выросших ребёнка. Для меня это нонсенс, я мучила роман месяц! Останавливалась, прерывалась на легкие вещи, думала: ну надо же дочитать, возвращалась, а тут всё та же тягомотина.
    Невыносимо нудно написано, я быстро читаю, но тут даже скорость не помогла.
    И я всё время путалась в героях, их вроде немного, но у каждого из двух основных персонажей есть полный комплект родственников, и когда персонаж сообщает: «твой дедушка сделал добро моему отцу», читатель мучительно задумывается: кто этот дедушка? Врач или овощ (овощ, кстати, тоже врач, ну как тут не запутаться)? Кто отец — разгильдяй или преподаватель? Кто кому Вася?
    Мучительно, говорю же.
    Истории, рассказываемые героями, обрываются, не имеют начала и конца, в некоторых нет даже намёка на разгадку. Раздражает такое.
    Чувствую, китайская литература — не моё. (((

    Лариса Дроздецкаяпікірмен бөлістібылтырғы жыл
    👍Кеңес беремін
    🔮Мәнді
    🚀Бас көтеру қиын

    Начав читать, уже очень сложно оторваться от книги. Вот она точно, тот кокон, который незаметно обволакивает тебя и ты уже внутри, в маленьком китайском городе или в большом Пекине. Следишь за двумя семьями, немного отстраненно, но, все равно, сопереживаешь двум главным героям и идешь вслед за историей.
    Роман написанный китайской писательницей на удивление созвучен нашей родной, русской, классике, от того читать еще интереснее.

    Inna Tarasovaпікірмен бөлістібылтырғы жыл
    👍Кеңес беремін
    💀Жаман
    🔮Мәнді

    Очень и очень грустная книга. Временами было очень тяжело читать именно с эмоциональной стороны. Такого набора разнообразных видов жестокости и мрака в литературе я не встречала. Но роман очень понравился.

    История о двух истерзанных и сломленных жизнях. О том, как одно страшное событие фатально воздействует на всех, кто к этому причастен (или просто проходил мимо). О том, насколько тяжелы тайны и ответственность, возложенные на детей. О том как из поколения в поколение передаётся социальный почерк и способ жизни (выживания?).

    Тяжело наблюдать, как благодаря разным обстоятельствам, словам или их отсутствию, происходит экзистенциальное гниение внутри героев.

    Очень психологично. И очень грустно.

Дәйексөз

    Marina Yaroslavovaдәйексөз қалдырдыбылтырғы жыл
    Кровное родство – то же самое насилие, оно намертво связывает людей, которые ничего друг к другу не чувствуют.
    George Mazurkevichдәйексөз қалдырдыбылтырғы жыл
    Связь с родителями теснее всего в детстве, ребенком я не могла сама распоряжаться своей судьбой, все решения принимали они. И если родители были не в силах сделать меня счастливее на подвластном им отрезке, о каком будущем могла идти речь?
    Tata Karagiдәйексөз қалдырдыбылтырғы жыл
    “Беседовать по душам” – люблю это слегка устаревшее выражение, от него так и веет восьмидесятыми, тогда наши души прятались еще не очень глубоко, их можно было выманить на свет беседами.

Сөрелерде

fb2epub
Файлдарды осы жерге салыңыз, бір әрекетте 5 кітаптан асыруға болмайды